Шалкар Нурсеитов: «У Токаева нет мотивации менять систему»

0
1361

Неоправданно жесткие приговоры активистам, несправедливые кантарские суды, давление на журналистов, нечестные выборы, закулисные игры «старого» и «нового» Казахстана — все это ясно показывает, что в 2023 году ничего не изменилось, хотя власти и говорят постоянно о курсе на демократизацию, считает политолог Шалкар Нурсеитов.

По его мнению, Токаев прекрасно понимает, что единственным бенефициаром власти при этой системе должен быть президент, который обладает абсолютной властью, поэтому ему незачем проводить политические реформы.

В интервью «Республике» Шалкар Нурсеитов подвел итоги прошлого года и сделал прогнозы на наступивший 2024 год.

«У Токаева нет мотивации менять систему» 

 — Шалкар, как бы Вы в целом оценили ушедший 2023 год?

— Этот год показал нам настоящее лицо авторитарного режима. Мы все поняли, что система лишь поменяла вывеску и сменила фронтмена, а в остальном все осталось так, как было раньше. В 2023 году мы стали свидетелями нечестных парламентских выборов, полных несправедливости кантарских судов, политической расправы над активистами и давления на журналистов.

Все эти события, к сожалению, говорят о том, что нет никакого «Нового Казахстана», который декларируют Токаев и его администрация. Осталась все та же автократическая власть. И ушедший 2023 год не дает нам, увы, поводов надеяться на позитивные перемены.

— Как думаете, почему власти не делают решительных шагов в сторону демократических реформ? Ведь именно это обещал, избираясь на пост президента, Касым-Жомарт Токаев.

—  Когда «защитникам» Токаева задают этот вопрос, они часто говорят, что «это доставшаяся в наследство от Назарбаева система, ее не изменить в один день, нужно время». При этом они сознательно опускают то, что Токаев тоже был одним из влиятельных строителей нынешней политической архитектуры.

Даже если брать период от начала президентства Токаева, то в марте этого года будет уже пять лет как он на этом посту. Довольно приличный срок. И за это время мы не увидели ни одного позитивного изменения в политической системе — все осталось так же, как и при Назарбаеве.

Более того, мы видим, что после кантарских событий давление на гражданское общество только ужесточается, и Токаев все больше укрепляет свою власть.

В 2022 году, когда случились январские события, в Конституцию два раза были внесены изменения. Были проведены президентские выборы, на которых Токаев избрался на следующие семь лет. В прошлом году прошли парламентские выборы, в результате которых Токаев сформировал послушный себе «многопартийный парламент». Все эти действия говорят о сильном желании иметь монополию на власть.

Токаев хорошо знает, как работает эта система. Он прекрасно понимает, что единственным бенефициаром власти при этой системе должен быть президент, который обладает абсолютной властью. Поэтому ему невыгодно и незачем проводить политические реформы.

Если проводить изменения, то перемены коснутся всего. Например, в экономике придется ломать олигархическую систему, невзирая на кланы, выстраивать новые цивилизованные отношения с бизнес-средой.

МЕНЯТЬ НЫНЕШНЮЮ ПОЛИТИЧЕСКУЮ КОНСТРУКЦИЮ — ЗНАЧИТ ВСТРЕТИТЬ СОПРОТИВЛЕНИЕ СО ВСЕХ СТОРОН.

Для этого нужно иметь реальный опыт политической борьбы и политическую волю. Ни того, ни другого у Токаева нет.

И у  него нет тридцати лет, как было у Назарбаева. Токаеву уже семьдесят. Может, он и будет сидеть у власти до 2029 года, если не случится никакого форс-мажора. Возможно, если ему позволит здоровье, он еще раз внесет изменения в Конституцию и изберется еще на один срок, нельзя исключать и такой сценарий. Но сейчас создается впечатление, что человек, который свою карьеру сделал именно в автократической системе, достиг ее пика всего пять лет назад и теперь старается извлечь максимальную выгоду из своей власти.

Токаев хочет за короткое время «насладиться» властью. Поэтому у него нет мотивации менять нынешнюю систему.

«Нарратив о террористах рассыпался бы на судах»

— Какие события, на Ваш взгляд, в 2023 году были для страны самыми значимыми во внутренней политике?  

—  В начале года мы отметили годовщину кантарских событий. Именно эти события поставили диагноз нынешнему политическому режиму. Несмотря на то, что прошло уже два года, мы не услышали от власти всю правду о январской трагедии 2022 года.

Более того, мы увидели циничное, лицемерное отношение власти к ней. Один лишь пример с открытием мемориала к годовщине Қаңтара показал это. Если помните, тогда Токаев вместе с людьми из своей администрации тайно приехал в Алматы, открыл мемориал и уехал.

На мероприятие не пригласили людей, чьи близкие погибли в дни январских событий, их даже близко не подпустили туда, когда там было официальное открытие. Власти вспоминали эту трагедию, «выражали свою печаль» в каком-то своем, другом, отдельном от народа, мире.

МЕМОРИАЛ ЭТОТ — КАК НАСМЕШКА, ПЛЕВОК В ЛИЦО.

Власти чисто формально отделались, поставив его. Для многих казахстанцев памятник этот ничего не значит, в нем нет «души», смысла, элементов правды, связанных с кантарскими событиями.

Говоря о Кантаре, нельзя обойти вниманием суды. Это несправедливые приговоры «захватчикам аэропорта» — Айгерим Тлеужан и другим активистам, Марату Жыланбаеву, процессы по делам «аруахов» — суды над мертвыми участниками январских событий, которых посмертно признали «террористами». Все эти суды вызвали большое возмущение сознательной части граждан.

Закрытые процессы не только над обычными участниками кантарских событий вызывают еще больше вопросов и сомнений. Например, суды над Каримом Масимовым, «Диким» Арманом, сотрудниками КНБ.

МАСИМОВА СДЕЛАЛИ «ГЛАВНЫМ» ПРЕСТУПНИКОМ И ВИНОВНИКОМ ЯНВАРСКИХ СОБЫТИЙ 2022 ГОДА, НО МЫ НЕ ЗНАЕМ, ЧТО ИМЕННО ОН СДЕЛАЛ, У НАС НЕТ ПОЛНОЙ КАРТИНЫ.

Кантарские суды показали, что жертвой системы могут стать не только обычные граждане, но и высокопоставленные чиновники, и что в нашей судебной системе изменений в ближайшее время не предвидится.

— Согласна, что дела, которые разбирались в этих судах, и вынесенные  по ним приговоры оставляют неприятный осадок. Есть ощущение, что идет манипуляция. Вам так не кажется?

— Когда случились январские события, Токаев сразу заявил, что это была террористическая атака и попытка захвата власти. И эти два тезиса оказали и будут оказывать влияние на все приговоры по кантарским судам. Власти обозначили рамки, и суды выносят приговоры, не выходя за эти рамки, следуя нарративам власти. Хотя версия о «террористической атаке» остается немного в тени, потому что власти  так и не нашли конкретных доказательств.

В своей книге Назарбаев также пишет, что это были действия «радикальных» оппозиционеров. У них с Токаевым одинаковые взгляды на эти события. Был якобы госпереворот, попытка захвата власти. Но оба не называют: кто конкретно устроил все это, потому что опять-таки нет доказательств.

— Чем можно объяснить огромные сроки лишения свободы для гражданских активистов и мизерные (или даже оправдательные приговоры) для полицейских?

— Как я уже говорил, у власти есть два нарратива по виновным в январских событиях –  некие представители власти, которые пытались совершить госпереворот, и «террористы» из простого народа. И чтобы эти нарративы оправдать, идут репрессии и наказания активистов. Главная их цель — запугать.

— Разве власти не было бы выгоднее провести суды справедливо и завоевать на этом очки?

 — Для того, чтобы проводить справедливые суды, нужно честно рассматривать факты. И если бы они рассматривались, уже появились бы другие нарративы. Если бы приговоры были справедливыми, то официальные заявления власти по январским событиям были бы опровергнуты. У нас ведь «террористов» приходится «создавать» искусственно.

Недавно видел одно видео, как людей, которые были с «Диким» Арманом, передали полиции в те дни, там их били, пытали, чтобы они признались, что «они террористы». И много же таких случаев было.

Представьте, если бы все это открыто рассматривалось в суде, об этом писали бы в СМИ —   аргумент о «террористах» рассыпался бы.

Суд по «делу аруахов» в Таразе, где судили мертвых участников событий: если бы их оправдали, то это тоже опровергло бы нарратив власти о «террористах».

Если бы суды над «Диким» Арманом, Каримом Масимовым или другими бывшими высокопоставленными чиновниками проходили в открытом режиме, мы бы узнали, может быть, факты о том, кто хотел захватить власть. Или, может, вообще таковых не было. Понимаете, многое вскрылось бы. А зачем это власти?

Среди событий года года я бы отметил также парламентские выборы. Манипулятивные и фальшивые, они четко показали, в каком направлении Казахстан будет двигаться дальше. То, как они прошли, показывают, что Токаев никакой не демократ, как он пытается доказать. Он, как и Назарбаев, не воспринимает выборы как демократический инструмент смены власти. Для него это лишь способ удержания и усиления своей власти.

Также можно отметить появление «Жана адамдар»  — еще одна искусственно созданная по инициативе власти НПО.

Вообще Токаев с 2019 года, начал создавать неправительственные, общественные, квазигосударственные организации, создавая иллюзию развития гражданского сектора. Вспомните НСОД, позже он превратился в Национальный курылтай, ручные партии «Байтак», «Республика»…

И вот теперь, после кейса Куандыка Бишимбаева, на сцену вышли «Жаңа адамдар», чтобы, так сказать, перехватить тему и забрать в свои руки волну общественного мнения, взять ее под контроль. В этих целях власть хорошо использовала эту организацию. Получается, власти и на этом поле прав человека включили политические манипуляции.

Но в таких вопросах важно работать с реальными правозащитными, общественными организациями, настоящими активистами, а не искусственными.

Нельзя не отметить выход Назарбаева в общество. Издание книги, проведение заседание клуба «Астана», встреча с Путиным в Москве — все это хотят представить казахстанцам, что как будто бы представители «старого Казахстана» готовятся к реваншу и могут устроить второй Қаңтар.

— То есть слухи, что представители «Старого» Казахстана вынашивают планы по перехвату власти, по вашему мнению, безосновательны?  

— Не думаю, что представители клана Назарбаева намерены отобрать власть у Токаева. Есть такая конспирологическая идея, но я не верю в нее.

Назарбаев после январских событий 2022 года лишился власти в Совете безопасности, статуса елбасы. Возможно, после этого между Назарбаевым и Токаевым с участием Путина были какие-то переговоры, договоренности. И Путин мог быть единственным гарантом по соблюдению этих гарантий.

Поездка Назарбаева к Путину и посвящение ему целой главы в своей книге показали всему миру его зависимость от него. И в этом году, он использовав книгу как повод, нашел причину встретиться с Путиным. И, возможно, целью этой поездки было желание еще раз подтвердить эти договоренности.

— По итогам года какой можно сделать вывод о взаимоотношениях представителей «Старого» и «Нового Казахстана»? Договоренности соблюдаются или выстраивается новый формат отношений?

 — Думаю, договоренности, которые были достигнуты после январских событий, сохраняются. А то, что сейчас Назарбаев и другие члены семьи начали выходить в свет, говорит о том, что возможно появилась новая форма договоренностей.

Сейчас главная цель Назарбаева и членов его семьи — сохранить оставшиеся активы и не попасть под преследование законом. И одно из условий этих договоренностей – лишение Кайрата Сатыбалды и Болата Назарбаева некоторых  активов. Как дальше будут соблюдаться эти договоренности, покажет время.

Интересен также кейс Самата Абиша. Какой у него сейчас статус, неизвестно. Возбудят ли дело, будет ли суд по нему?

Это очень интересно. С самого начала январских событий было много непонятного вокруг племянника Назарбаева. То сказали, он ушел с работы, то не ушел, потом объявили спустя год, что идет следствие.

Все это, думаю, признаки того, что стороны торгуются.   Так как в автократических системах решения принимаются за закрытыми дверями, нам сложно сказать. У нас нет на руках для анализа ни документов, ни каких-то заявлений или решений. Нам остается только предполагать, наблюдая со стороны.

Что касается всех этих разговоров про «старый» и «новый» Казахстан, то, на мой взгляд, они не имеют под собой оснований. Те, кто ушел вместе с Назарбаевым, в основном уже глубоко пенсионного возраста. То, что они вместе с ним ушли в тень, не значит, что они будут против Токаева. Они имеют отношения и с Токаевым, и с Назарбаевым. И для них оптимально общаться с ними обоими.

Если бы общаться с Назарбаевым было опасно, на поминках Болата Назарбаева мы бы не увидели представителей клана «Старого Казахстана».

То есть, надо отметить, что представители автократической системы всегда договорятся между собой. Этого нельзя отрицать. Они за 30 лет освоили это искусство — как находить между собой общий язык, делить богатство, активы. Им невыгодно выступать против друг друга.

«Популизм Токаева противоречит Конституции»

— Не у вас ощущения, что 2023 год побил все рекорды по популизму власти? На ум невольно приходит сравнение из истории: если, условно, Назарбаев — это своего рода Сталин, то Токаев вполне себе тянет на Хрущева по масштабу и числу популистских заявлений и обещаний.  

— Да, Токаева можно назвать популистом. Он говорит тезисы, которые нравятся большинству. За этими заявлениями нет конкретных действий ни с точки зрения закона, ни с точки зрения правил политической игры, ни с позиции улучшения взаимоотношений между обществом и властью, демократизации.

Пик этого популизма мы увидели во время референдума. Также все помнят, какие были внесены изменения — что президент не должен быть членом никакой партии, а родственники президента не должны быть на госслужбе, например.

С другой стороны, все это противоречит первой статье Конституции. Если мы строим справедливую политическую систему, то  родственники президента или любой гражданин, если его выбирает народ, если он достоин назначенной должности, они все должны иметь равные права на карьеру. У нас получается какой-то казус: популистские инициативы президента ограничивают права людей, что противоречат принципам правового государства.

Другой пример популизма. С января 2024 года 50% инвестиционной прибыли Национального фонда будут переводиться на счета детей до 18 лет. По достижении совершеннолетия они могут потратить эти деньги либо на покупку жилья, либо на учебу. Но это будут копейки с учетом ежегодной инфляции. За 18 лет этих 3000 долларов не хватит даже оплатить учебу за один год.

Тем не менее, это хорошее популистское экономическое решение, многим нравится. Даже стали говорить, что, мол, то, что обещал в свое время Назарбаев, теперь выполняет Токаев.

 Думаю, такие заявления Токаева наносят в основном больше вреда, чем пользы. За словами должны быть конкретные  действия, ведущие к развитию страны. Его политические заявления еще больше продлевают наш путь к демократии.

— Как думаете, с какой целью делает популистские заявления Токаев, они во благо стране или во вред? 

 — Чтобы оправдать популистские заявления. Декларациями мы создаем иллюзию, что проводим демократизацию общества. Вместо того, чтобы создавать настоящий парламент, создаются всякие общественные институты или политические проекты, которые, как аппендикс, лишь мешают. Например, как я уже говорил, те же Национальный совет, Национальный курылтай…

У нас есть маслихаты. Но при этом при каждом акимате и министерстве есть общественные советы. Это консультативные органы — их решения не имеют никакой законной силы. Но все это политтехнологии, которые позволяют власти создавать иллюзию построения демократии.

Другой пример. Партии «Алға Қазақстан», Демократическая партия, партия Булата Абилова «Біздің таңдау» и другие независимые партии не могут зарегистрироваться. Недавно прочитал новость, что партия «Алға, Қазақстан» подавала 21 раз документы на регистрацию в Минюст. Но в то же время, регистрируют игрушечные, рукотворные партии — «Байтақ», «Республика».

На выборах президента также создают препятствия для регистрации независимых кандидатов. Зато допускают к выборам кандидатов, не имеющих ни опыта в политике, ни особого потенциала. Помнится, даже зарегистрировавшаяся в качестве кандиадата в президенты Салтанат Турсынбекова открыто заявила, что у нее нет президентских амбиций, что она идет на выборы не за тем, чтобы стать президентом. Возникает вопрос: а зачем тогда идти на выборы?

Власти вместо того, чтобы создавать настоящую политическую конкуренцию, занимаются ее имитацией. Утверждается, что это делается для политической стабильности. Но на самом деле все это приводит, наоборот, к нестабильности.

«Процесс возврата активов превратился в кампанейщину»

— А какие экономические события за прошлый год заслуживают, по вашему мнению, внимания?

— Структурных изменений в нашей экономике пока не наблюдается.

Мы до сих пор зависим от экспорта сырья, сохраняется высокая инфляция, увеличилось число бедных казахстанцев. В 2023 году объявили, что будут усиливать экономику за счет возвращения активов. Но и этот процесс превратился в кампанейщину.

Вспомним, что Улан Байжанов  будучи замгенпрокурора возглавлял работу комиссии по возврату активов, участвовал в разработке законопроекта. При этом у него самого в Швейцарии была обнаружена вилла стоимостью в 1,8 млн евро. Известно, что он долгое время работал в квазигосударственных структурах, потом перешел на госслужбу. Откуда у него деньги на виллу за границей?

И еще на что следует обратить внимание. Если Генпрокуратура обнаружит за рубежом чьи-то активы, в отношении которых возникают сомнения по поводу их происхождения, они вносят этих людей в тайный список. Мы не знаем, как составляется этот список, кого внесли или вывели из него и почему. Это открывает путь к обычному «договорняку».  И не соответствует, как говорит Токаев, принципу открытости и демократичности.

Мы все также стали свидетелями, как в одночасье хозяином «АрселорМитталТемиртау» стал некий Андрей Лаврентьев после известных событий. Но и здесь переговоры шли скрытно. Было прямое вмешательство президента в компанию, которая была когда-то передана иностранным инвесторам. Это прямо противоречит рыночным законам. Но президент с гордостью сказал на каком-то мероприятии: при моем вмешательстве, по моему поручению инвестором теперь стал казахстанский бизнесмен.

НАМ НЕИЗВЕСТНО ДЕТАЛЬНО, КАК В СВОЕ ВРЕМЯ МИТТАЛ ПРИ НАЗАРБАЕВЕ ПОЛУЧИЛ ПРЕДПРИЯТИЕ. КАК ОНО БЫЛО ПЕРЕДАНО ЛАВРЕНТЬЕВУ ПРИ ТОКАЕВЕ, МЫ ТАКЖЕ НЕ ЗНАЕМ.

Лояльные власти медиа начали писать, что это национализация. Но это введение в заблуждение и манипуляция. Это никакая не национализация, а обычная передача важного предприятия при помощи власти из одних рук в другие.

При этом обратите внимание, что «АМТ» переводит в фонд «Қазақстан Халқына» 16 млрд тенге. Это какая-то странная, вызывающая много вопросов схема.

Если правоохранительные органы выявили нарушения, были неправильно уплачены налоги, то компания по решению суда, если понадобится, международного суда, должна выплатить  штрафы в бюджет и компенсации членам семей погибших шахтеров. Но у нас этого сделано не было. Просто предприятие переводит деньги в фонд, и, как заявили, большинство этих денег будет потрачено на нужды Темиртау. Этот фонд, созданный после январских событий, и так  вызывает много вопросов.

Но власти не устают применять политические технологии, в том числе и в экономике. И это не приведет к позитивным экономическим переменам без политических реформ.

Другой момент. Токаев обещал после Кантара реформировать «Самрук-Казыну». Прошло два года, но этого не произошло. Как известно, 60-70% нашей экономики находятся под контролем компаний, которые входят в ФНБ «Самрук-Казына». Фонд напрямую подчиняется президенту, управляется через правительство, и у властей нет желания менять эту схему. Одна лишь цель – управлять «Самрук-Казыной». И, конечно, никто не будет его реформировать.

Мы не можем сравнивать наш фонд народного благосостояния с такими же фондами в развитых странах. Там у них ясные миссии и функции. А у нас «Самрук-Казына» занимается и социальными проектами, и финансирует проекты, которые требуют бюджетных денег, и инвестициями занимается. То есть не соответствует классическому фонду народного благосостояния.

Возможно, в ближайшее время мы услышим еще раз обещания по поводу реформирования «Самрук-Казыны» из уст президента, но, думаю, они так и останутся обещаниями.

— Прошлый год вполне можно назвать кризисным. Например, в энергетике. Почему власть не может решить эти проблемы? 

— Думаю, что те же ТЭЦ – это продукты нашей автократическо-олигархической системы. Потому что они находятся под контролем крупных олигархов. ТЭЦ им власти как бы в довесок дали ко всему остальному. В этих регионах они добывают уголь, плавят метал, получают огромную прибыль. Но у них и в мыслях не было вкладывать в реконструкцию, переводить ТЭЦ на газ. У них была лишь цель — по максимуму извлекать выгоду.

И вот теперь морально устаревшие ТЭЦ с изношенным оборудованием то там, то тут выходят из строя. Жители остаются без тепла в зимнее время. Но они никак не могут повлиять на ситуацию. На выборах их голоса ничего не решают, на маслихаты у них нет влияния, акимов они не выбирают, выборы президента проходят несправедливо.  И знающие это олигархи решают проблемы с чиновниками в высоких кабинетах.

Это яркий пример  неэффективности олигархо-автократической системы. Была бы конкурентная среда, то и дела обстояли бы по-другому.

«Казахстан смог приспособиться к этой  войне»

 — Что важного, по-вашему мнению, произошло в геополитике за прошлый год?

— Война России в Украине продолжается. Казахстан в этих условиях благодаря своей многовекторной политике пытается  удержать баланс. Казахстанское правительство вынуждено было признать, что реэкспорт все-таки проходит через территорию страны. Хотя ранее власти обещали США и ЕС, что не позволят этого, будут контролировать ситуацию.

Одним словом, и в условиях этой войны наши власти смогли приспособиться. С одной стороны, они закрывают глаза на реэкспорт, которым занимаются частные компании, с другой — сумели убедить Запад, что мы соблюдаем условия санкций и их поддерживаем.

Что касается войны в Украине, похоже, она еще долго продлится. Сейчас можно наблюдать усталость Запада, это заметно по сокращению объемов финансовой и военной помощи Украине.

Конгресс США еще не утвердил законопроект, согласно которому выделяется помощи. И эти политические процессы на Западе оказывают влияние на геополитическую ситуацию в нашем регионе. К примеру, сейчас идут переговоры с Молдовой и Украиной по вхождению в ЕС. Зеленский недавно был в Вашингтоне, просил помощи в Конгрессе и Белом Доме.

Все это дает понять, что война нескоро закончится, как думают многие казахстанцы. Она не закончится поражением Путина, и, судя по всему, еще будет продолжаться. Путин же, в свою очередь, на предстоящих выборах будет использовать оккупированные территории Украины как главное достижение. И это станет основным месседжем его предвыборной платформы. Война в Украине, победа – эти нарративы он будет использовать.

В конце концов, если помощь Запада Украине ослабнет и в стране усилится борьба за власть, Украина может быть поделена на Западную и Восточную. Восток, как Крым, будет аннексирован Россией. Запад войдет в Евросоюз. Политическая борьба между элитами в Украине вполне может разделить страну на две части, что выгодно Путину.

И все это может отразиться на Казахстане. И без того зависимая от Кремля наша власть может усилить связи с Россией.

— Казахстан, демонстрируя тесные контакты с Россией, напрягает этим США и ЕС. С точки зрения геополитики  кто важнее для Акорды — Кремль или страны Запада? 

— Акорда в дни январских событий ясно дала понять, кто ей ближе, и что в случае чего за политической поддержкой она обратится к Кремлю. И единственный, кто поможет нашей власти в подавлении волнений, это Россия. Это доказал призыв на помощь силы ОДКБ. Если у нас случатся такие события, как в январе 2022 года, НАТО или силы Евросоюза не придут и не будут вмешиваться. Потому что в их геополитические цели не входят такие задачи. С Западом у нас не такие тесные связи, как с Россией.

ДЛЯ КАЗАХСТАНСКИХ ВЛАСТЕЙ, КОНЕЧНО, ДЛЯ БЕЗОПАСНОСТИ ИХ РЕЖИМА — КРЕМЛЬ НА ПЕРВОМ МЕСТЕ.

Но с другой стороны, многие активы представителей нашей коррупционной власти на Западе. Это виллы, счета в банках, другие активы. Их родные и близкие проживают там, учатся, являются гражданами Евросоюза. И все это очень важно для наших чиновников и олигархов. С этой точки зрения им важно сохранять хорошие отношения с западными странами.

— А почему для стран Запада важен Казахстан?

— Мы знаем, что Запад тоже преследует свои экономические цели, К примеру, Германия заинтересована в увеличении транспортировки нефти из Казахстана, Франция заинтересована в нашем уране. У них чистый расчет. И в условиях войны в Украине они заинтересованы в тесном сотрудничестве со страной, богатой на природные ископаемые.

Если выбирать между ураном, в котором нуждается, к примеру, Франция, и правами человека в чужой стране, они, конечно, выберут первое.

Западные политики и чиновники тоже часто занимаются популизмом, когда дело особенно касается ситуации в нашей стране. Ровно так же, как наши власти занимаются этим во внутренней политике. Они проявляют озабоченность ситуацией с правами человека в Казахстане, но дальше заявлений дело не идет.

«Мало поводов для оптимизма «

— Какой у Вас прогноз на 2024-й год? Каким он, думаете, будет для гражданского общества?

— В наступающем году продолжится имитация политической реформы Токаевым.

После проведения пилотных выборов районных акимов в этом году, в 2024-м будут выборы акимов в регионах. Власти заявили, что пилотный режим выборов прошел удачно. Но это были выборы лишь на словах. Акимы в 42 районах и 3 городах избрались в кавычках. Потому что 95% из них — это назначенные до выборов акимы или заместители акимов, либо председатели маслихатов.

Как я уже сказал, реформы будут также имитироваться. В будущем году может начаться обсуждение закона «О местном самоуправлении» , который должен по плану подвергнуться изменениям и может действительно измениться. Возможно, власти постараются показать это как факт децентрализации власти.

Что касается, гражданского общества, репрессии и давление на активистов будут только усиливаться. Например, Думану Мухаметкариму продлили срок ареста в СИЗО, возможно, его хотят сделать «экстремистом» и посадить на 5-6 лет.

Вообще «экстремистская» статья стала удобной для власти, чтобы наказывать активистов. Она легко интерпретируется и подгоняется. Так что, скорее всего, эту статью будут продолжать использовать для наказания неугодных граждан.

И партий, думаю, новых не появится, возможно, только, если ручные.

Во внешней политике Казахстан будет продолжать свою прагматичную многовекторность. Не нарушая связей с Западом (США и Евросозом), будет усиливать экономические связи с Востоком, в частности с Китаем. Это, думаю, станет первоочередной задачей во внешней политике.

На Западе же сложилось мнение, что если надавить на Казахстан в плане соблюдения прав человека, то он еще сильнее уйдет под влияние России, поэтому «нужно аккуратнее». Не думаю, что такая позиция изменится в ближайшее время. И наша власть будет использовать это в свою пользу.

— Спасибо за интервью!

Источник

Предыдущая статьяСборная Кыргызстана по футболу обыграла команду Вьетнама в контрольном матче
Следующая статьяМайнер из Коканда заплатит 4 миллиарда сумов штрафа

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь