Минобороны Казахстана пояснило компактность армии

0
1597

В данный момент численность Вооруженных сил Казахстана составляет более 70 тысяч человек

НУР-СУЛТАН, 23 июн — Sputnik. Казахстан отдает приоритет контрактной службе, соблюдая пропорцию 70 на 30. Как армия, состоящая в основном из контрактников, обеспечивает боевой потенциал страны, и изменится ли срочная служба, в интервью Sputnik Казахстан рассказал советник министра обороны генерал-майор запаса Адылбек Алдабергенов.


©
Photo : пресс-служба Минобороны Казахстана
Генерал-майор запаса Адылбек Алдабергенов

Биография генерал-майора запаса Адылбека Алдабергенова

– Некоторые эксперты считают, что численность Вооруженных сил должна составлять около 1% от численности населения, то есть в Казахстане армия должна составлять 180 тысяч военнослужащих. Насколько это утверждение актуально на сегодняшний день?

– Численность ВС в различных странах отличается. Она зависит от размеров государства, общей численности населения страны, сложившейся внутренней и внешней политической обстановки и множества других факторов.

Утверждение о том, что численность ВС должна составлять именно 1% от численности населения, военные специалисты и я лично считаем необоснованным.

В настоящее время численность Вооруженных сил Казахстана составляет более 70 тысяч человек. Увеличение ВС, например, до 180 тысяч человек, то есть более чем в 2,5 раза, значительно увеличит расход финансовых ресурсов страны. А учитывая, что для новых частей и соединений придется практически с нуля построить соответствующую инфраструктуру, обеспечить их вооружением, боевой техникой, боеприпасами, снаряжением, создать запасы материальных средств – эта цифра может увеличиться в разы.

Боюсь, что это станет тяжелой ношей для экономики нашего государства. Тем более держать “под ружьем” в постоянной боеготовности 180 тысяч человек в настоящее время нет необходимости.

Как создавалась армия Казахстана. Краткая история

Надо думать с государственной точки зрения. Можно увеличить численность Вооруженных сил до 200 и более тысяч человек, можно закупить только дорогостоящие технику и вооружение, но тогда вся экономика страны будет работать только на армию. Придется все деньги, которые имеются в стране и предназначенные для поддержки малообеспеченных слоев населения, строительство жилья, больниц, дорог, школ, детсадов, создание рабочих мест, перенаправить на эту “гонку вооружения”. Как вы сами думаете, есть ли в этом сейчас необходимость? История человечества знает немало примеров, когда некоторые страны, увлекшись это гонкой, терпели крах как государственные образования.

Не следует забывать про мобилизационную подготовку. В случае необходимости мы можем в кратчайшие сроки укомплектовать Вооруженные силы в нужном количестве. А посредством военно-транспортной авиации, железнодорожных и автомобильных путей сообщения войска могут быть оперативно переброшены в любой регион страны и выполнить боевую задачу.

Также хочу напомнить, что, начиная с 2017 года, в Казахстане создана система Территориальной обороны. Воинские части и подразделения теробороны дислоцированы во всех областях страны и являются частью ВС. Они поступательно развиваются, военнослужащие запаса проходят сборы, на которых совершенствуют полученные во время действительной службы умения и навыки, получают новые знания. Развертывание бригад теробороны также значительно увеличит численность нашей армии.

Исходя из вышеизложенного, я считаю, что существующая в настоящее время численность ВС соответствует экономическим возможностям нашего государства и обеспечивает выполнение задач по защите суверенитета и территориальной целостности нашей страны.

– В обществе периодически возникает вопрос об увеличении срока службы военнослужащих срочной службы, а также замене ими большей части военнослужащих по контракту.

– Как Вы знаете, срок службы в ВС военнослужащих по призыву составляет 1 год. Одной из основных задач призыва граждан на срочную службу является подготовка обученного мобилизационного резерва страны. То есть за время службы гражданин должен ознакомиться с азами военного дела, научиться обращаться с оружием, управлять боевой техникой, приобрести военно-учетную специальность.

Чтобы обеспечить необходимый уровень мобилизационного резерва, в настоящее время мы призываем на воинскую службу порядка 35 тысяч человек (примерно 17,5 тысячи человек каждые полгода). То есть одновременно на службе состоит примерно 35 тысяч срочников. Это с учетом Национальной гвардии Казахстана, Пограничной службы КНБ и министерства по чрезвычайным ситуациям.

Если увеличить срок службы до 1,5 года, то и количество срочников увеличится в полтора раза. Это повлечет увеличение численности армии, что, как я уже отмечал, нецелесообразно.

Минобороны проверяет склады с боеприпасами в воинских частях Казахстана

Если же при увеличении срока службы сохранить существующую численность, то нужно будет призывать меньше граждан.

В результате мы будем получать существенно меньше военно-обученного резерва. Это значительно снизит мобилизационные возможности нашей страны, особенно в долгосрочной перспективе.

Система 12 месяцев срочной службы уже апробирована. Поэтому вопрос увеличения срока срочной воинской службы на повестке дня не стоит.

Теперь к вопросу возвращения к системе, при которой основную долю личного состава составляли бы военнослужащие срочной службы.

Мы уже давно пришли к выводу, что оптимальной пропорцией комплектования армии является соотношение: 70% военнослужащих по контракту и 30% солдат срочной службы.

Военнослужащие срочной службы назначаются в основном на должности стрелков, пулеметчиков, гранатометчиков и другие специальности, не требующие специального образования и не связанные с работой на сложной технике или повышенной опасностью. Специальности, на освоение которых не требуется больше года, и которые предполагают наличие только базовых военных навыков и умений.

Приведу пример: в ДШВ (десантно-штурмовые войска) военнослужащие срочной службы, также как контрактники и офицеры, проходят воздушно-десантную подготовку. Все десантники совершают прыжки с парашютом. Но у срочников согласно плану гораздо меньше прыжков. Все они совершаются в светлое время суток, при благоприятных погодных условиях и на относительно ровную поверхность. В то же время программа подготовки контрактников и офицеров включает в себя прыжки с различных высот, ночные прыжки, в условиях ограниченной видимости, прыжки на воду, лесистую или гористую местность, прыжки со штатным снаряжением и вооружением из различных типов армейской и военно-транспортной авиации.

Рост два метра, берцы 47-го размера: как служит самый высокий солдат Казахстана

Самые сложные и ответственные задачи по службе поручаются контрактникам. Свой профессионализм они подтвердили при ликвидации последствий взрывов в Токрау (в 2001 году), Арыси (в 2019 году), выполнении миротворческих миссий в Ираке, Ливане, многочисленных учениях, в том числе и международных. Благодаря мастерству, самоотдаче контрактников Казахстан постоянно находится в числе лидеров Международных армейских игр.

Они владеют сложной техникой, занимаются ее обслуживанием и подготовкой к боевому применению.

Военнослужащие по контракту более качественно подходят к этим вопросам, у них дорогостоящая техника реже выходит из строя. Поэтому содержание такого количества военнослужащих по контракту экономически вполне оправдано.

Кроме того, есть опыт современных вооруженных конфликтов. Как можно сравнивать боевой профессионализм 18-20-летнего юноши, который отслужил только полгода, к примеру, с 30-летним опытным контрактником, профессионалом? Можете на опыте вооруженных конфликтов последнего времени убедиться, что наиболее уверенно, успешно в боевой обстановке действуют именно военнослужащие по контракту.

А в целом, военнослужащие срочной службы успевают получить основные навыки воинской службы – обучаются действовать в боевой обстановке, стрелять, водить боевые машины, укрепляются физически и морально. А после увольнения состоят в запасе как военно-обученный резерв. Но при этом периодически проходят сборы, поддерживают и повышают свой уровень.

Разница в стоимости содержания срочника и контрактника, конечно, есть. Но она не такая существенная, как пытаются показать некоторые псевдоэксперты. Не будем также забывать, что у нас не наемная армия. Военнослужащие по контракту являются нашими гражданами. Денежные средства, которые государство выделяет на их содержание, “крутятся” в казахстанской экономике, стимулируя торговлю, сельское хозяйство, производство, развитие сферы услуг.

Так что возвращаться к армии, укомплектованной в основном военнослужащими срочной службы, – это сделать шаг назад, потерять достигнутый уровень профессионализма и боеспособности наших Вооруженных сил. Здесь во главе угла должен стоять вопрос боевой готовности, в данном случае недопустимо, обосновывая экономической выгодой, снижать боевой потенциал армии.

– Не так давно были сделаны некорректные заявления некоторых российских депутатов на тему северных территорий Казахстана, которые вызвали негативную реакцию в казахстанском обществе. Отразилось ли это на сотрудничестве двух стран в военной сфере?

– Во-первых, Казахстан и Россия являются стратегическими союзниками. У нас многовековая общая история, экономические и культурные связи, боевые традиции, общие успехи и трагические события.

Во-вторых, в октябре 2020 года министры обороны Казахстана и России подписали обновленный договор о военном сотрудничестве, что говорит о широком спектре взаимодействия между странами: военное образование, подготовка кадров, поставки вооружения и техники, участие в совместных двусторонних и многосторонних учениях, мероприятиях боевой подготовки войск. Договор дополнен новыми направлениями, которые включают миротворческую деятельность, взаимодействие в рамках международных организаций, противодействие вызовам и угрозам региональной безопасности и спорт.

В-третьих, ни Казахстан, ни Россия не рассматривают вопрос возможного конфликта сторон и не имеют взаимных претензий, которые могли бы спровоцировать вооруженный конфликт.

Вся эта истерия вокруг возможности конфликта между Россией и Казахстаном основана на провокационных заявлениях некоторых недальновидных деятелей и не имеет ничего общего с реальной политической обстановкой. Возможно, в мировоззрении этих людей отсутствуют такие ценности, как мир, дружба народов, сотрудничество. Они у них заменены такими понятиями, как сиюминутная политическая выгода, дешевая популярность, как сегодня принято говорить, хайп. Такие люди опасны, и нам не следует поддаваться на их провокации, ставя под угрозу традиционно мирные взаимоотношения между нашими народами.

Лавров прокомментировал скандальные заявления российских политиков в адрес Казахстана

– Отдельными “экспертами” выдвигается мнение, что существующая система управления Вооруженными силами неэффективна и не соответствует требованиям времени. Предлагают, например, создать Комитет начальников штабов, который будет координировать деятельность всех воинских формирований, в том числе Национальной гвардии, Пограничной службы и министерства по чрезвычайным ситуациям. Как вы считаете, насколько обоснованы данные предложения?

– Во-первых, хочу отметить, что сейчас стало очень модно быть экспертом по всем вопросам. Как правило, такие “эксперты” делают необоснованные заявления, которые не могут аргументированно подтвердить.

Но в гражданской сфере эксперты более или менее владеют информацией. Представители неправительственных организаций, различного рода блогеры, независимые специалисты участвуют в заседаниях общественных советов, гражданских форумах, встречах с правительственными органами и так далее.

В военной сфере, как вы понимаете, ситуация отличается. Вооруженные силы, армия в информационном плане, по определению, закрытая структура в любом государстве.

Большинство так называемых “военных экспертов” не обладают объективной полной информацией, не имеют военного образования и опыта службы – как в войсках, так и в органах управления. Отсюда у них возникают неверные суждения и необъективная оценка реалий современной армии. Поэтому не всегда следует воспринимать их серьезно.

Мы всегда открыты к диалогу, с вниманием относимся ко мнению общественных организаций, неравнодушных граждан. Но к диалогу конструктивному. Без голословных заявлений. По принципу “критикуешь – предлагай”. Предлагай обосновано, опираясь на расчеты, исторический опыт, анализ современных вооруженных конфликтов.

Что касается Комитета начальников штабов, на определенном этапе становления и развития ВС Казахстана с 2003-го по 2012 год мы уже создавали и развивали данный орган военного управления. По ряду причин мы вновь вернулись к Генеральному штабу.

Сегодня угрозы национальной безопасности и суверенитета для любого государства носят комплексный, разносторонний характер. Они могут касаться не только сферы деятельности перечисленных вами силовых структур, но и вопросов информационной, экономической, экологической безопасности, да и практически всех аспектов жизнедеятельности страны.

Минобороны Казахстана определило потребности армии в вооружении

В военное время Генеральный штаб выполняет функции Ставки Верховного Главнокомандующего и становится аналогом Комитета начальников штабов. И в военное время Генеральный штаб руководит всеми Вооруженными силами, другими войсками и воинскими формированиями. А в мирное время необходимости иметь такой орган управления, как Комитет начальников штабов, нет. Поскольку другие войска и воинские формирования, в частности Национальная гвардия, Пограничная служба, выполняют задачи, которые не связаны с Вооруженными силами и защитой страны от агрессора вооруженными путем.

Национальная гвардия выполняет функции по охране общественной безопасности, важных объектов, в том числе объектов уголовно-исполнительной системы. Пограничная служба выполняет задачи по охране государственной границы. Поэтому в повседневной жизни координация их деятельности со стороны какого-то “комитета” не требуется.

Это приведет только к распылению сил и средств, размытости, неопределенности функций и задач, попытке объять необъятное.

У каждого названного мною ведомства есть свои штабы, которые организуют его повседневную деятельность. В то же время существуют совместные приказы, механизмы и алгоритмы взаимодействия Вооруженных сил с другими войсками и воинскими формированиями. Элементы взаимодействия постоянно отрабатываются на совместных учениях, командно-штабных тренировках.

В мирное время нельзя все эти разнородные войска и воинские формирования подчинить одному органу, так как они выполняют различные, специфические задачи. А в военные время, повторю, они все объединяются под единым командованием.

– Давайте затронем тему оптимизации штата. Этот вопрос в госорганах стоит достаточно остро. О необходимости проводить оптимизацию говорил и президент страны. Часто в соцсетях можно встретить утверждение, что в министерствах раздутый штат. В Минобороны, якобы, работают 4 тысячи человек и функции их зачастую дублируются…

– Могу сказать, что указанное вами количество завышено более чем в десять раз. Штат министерства обороны не превышает 400 человек.

На счет дублирования обязанностей и функций должностных лиц министерства обороны я могу сказать, что в 2019 году мы впервые, а, возможно, и первыми среди государственных органов, провели функциональный анализ деятельности структурных подразделений министерства. По результатам проведенной работы было установлено, что соотношение руководителей к исполнителям составляет 1 к 2.

Нами были приняты меры по оптимизации штатов министерства обороны, произведено сокращение некоторых отделов и должностей, в результате которого соотношение руководителей к исполнителям установилось в пропорции 1 к 7. Само министерство обороны как орган управления стало достаточно компактным и более эффективным.

Посмотрите на опыт других стран. Практически везде есть министерство обороны. Да, был опыт отдельных стран, к примеру, нашего соседа Кыргызстана. Там в одно время отказались от министерства обороны и оставили только генштаб. Но в феврале этого года они вновь сформировали оборонное ведомство, осознав его необходимость как центрального исполнительного органа, осуществляющего государственную политику в области обороны.

Так что не надо изобретать велосипед и искать новые формы военного управления, проверенного десятилетиями.

В Минобороны Казахстана не рассматривают идею создания Туранской армии тюркских стран

– Каждый год в период вступительных экзаменов в высшие учебные заведения в соцсетях высказываются о необходимости переподчинения военных вузов главнокомандующим видами Вооруженных сил. Расскажите, как с этим обстоят дела?

– Здесь я могу сказать, что так называемые “эксперты” из-за своих поверхностных знаний, недостатка информации или же нежелания вникать в суть проблем военного образования “ломятся в открытую дверь”. Военные учебные заведения и так, по-моему, с 2016 года подчинены главкоматам видов Вооруженных сил. Военный институт Сухопутных войск, Военный колледж министерства обороны подчинены главнокомандующему Сухопутными войсками. Военный институт Сил воздушной обороны, соответственно, подчинен главнокомандующему Силами воздушной обороны.

Департамент военного образования и науки занимается выработкой рекомендаций, методологией и организацией учебного процесса, и как независимый орган осуществляет проверки, контроль соответствия учебных программ методологии установленным в образовании стандартам. А сами вузы, хочу повторить, подчиняются главнокомандующим соответствующих видов Вооруженных сил.

– Некоторые казахстанские эксперты озвучивают мнение, что Казахстану необходимо сократить закупку российской военной техники и вооружения и перейти на закупку продукции стран НАТО. Как вы прокомментируете эти заявления?

– Как участник боевых действий я могу сказать, что для солдата, который находится на поле боя, которого обстреливают со всех сторон, нет разницы, из оружия какого производства он будет вести ответный огонь. Из итальянской, российской или казахстанской винтовки или автомата. Для него главное, чтобы техника и вооружение помогли бы ему сохранить свою жизнь, жизни своих товарищей и обеспечили выполнение боевой задачи.

В Афганистане мы часто использовали трофейное оружие, если оно по каким-либо параметрам превосходило наше или больше подходило для выполнения конкретной задачи.

Прежде всего, мы должны исходить из характера современных угроз. Техника и вооружение должны соответствовать определенным требованиям. Это и защищенность личного состава, и боевая мощь, и проходимость, и устойчивость, и адаптированность к климатическим и физико-географическим условиям Казахстана, и ремонтопригодность. От многих образцов военной техники мы отказались из-за неполного соответствия этим требованиям.

В общем, мы исходим из того, на чем в случае необходимости нам придется воевать. Каждый воин – это наш соотечественник, чей-то сын, муж, брат, отец. Поэтому вооружение и техника максимально должны обеспечивать его защищенность и успешное выполнение боевой задачи.

Неотразимые невидимки: российские “Искандеры” получили новые ракеты

В настоящее время по итогам вооруженного конфликта в Нагорном Карабахе у многих сложились определенные зачастую необоснованные иллюзии. Происходит шараханье из крайности в крайность. Кто-то превозносит роль и значение БПЛА, кто-то преувеличивает превосходство техники и вооружения тех или иных стран. Мы как профессионалы подходим к этому хладнокровно, объективно и взвешенно. Можем сказать, что те же самые БПЛА могут успешно применяться не во всех климатических и физико-географических условиях. Есть большая разница в применении войск на открытых равнинах и в гористой, зажатой ущельями местности.

Мы изучаем весь рынок вооружения и военной техники. Принимаем участие практически во всех крупных выставках вооружения и техники. Определяем перспективные направления, изучаем заинтересовавшие нас образцы и новинки.

Я считаю, что техника и вооружение российского производства не уступают в качестве военной продукции западных стран. Настоящие, профессиональные эксперты знают, что по целому ряду наименований российское вооружение и техника превосходят западные аналоги. Например, такой зенитно-ракетный комплекс, как С-400 “Триумф”. Данная система способна поразить все типы летательных аппаратов противника, в том числе самолеты, беспилотные аппараты и крылатые ракеты. Кроме того, она может уничтожить объекты в ближнем космосе.

Передовые позиции Россия занимает в сфере разработок и производства средств радиоэлектронной борьбы, далеко вышла вперед в области создания гиперзвукового оружия и многих других перспективных направлений вооружения.

Нам абсолютно нечего делить – Шойгу об отношениях России и Казахстана

Казахстан – активный член ОДКБ, и в соответствии с договорами о военно-техническом сотрудничестве наша страна закупает российское вооружение по внутренним ценам. Поэтому в большинстве случаев российское вооружение обходится для нас в разы дешевле западных аналогов.

Конечно, в первую очередь мы отдаем приоритет отечественным производителям, чтобы стимулировать развитие казахстанского оборонно-промышленного комплекса.

Сегодня у нас на вооружении состоят боевые колесные машины отечественного производства, радиолокационные станции “Нур”, автомобильные разливочные станции АРС-14KZ, расчетно-аналитические станции “РАСТ-2”, средства связи.

Но в силу объективных причин отечественные производители не могут производить все виды вооружения и техники. В этом и нет экономического смысла, поскольку потребности у нашей армии не такие большие, чтобы открывать большие заводы по производству военной техники. Это будет очень дорогостоящее и практически бесперспективное занятие. Поэтому какие-то виды вооружения и техники мы все равно должны и будем приобретать по импорту. Так делают все государства, даже такие, которые имеют развитый оборонно-промышленный комплекс

Когда мы видим экономическую выгоду и целесообразность, то закупаем и образцы техники западных производителей. Так, большую долю парка военно-транспортной авиации у нас составляют самолеты С-295 испанского производства. У нас есть, например, комплексы радиоэлектронной борьбы испанского, немецкого производства, которые отличаются очень широким диапазоном частот и по тактико-техническим характеристикам намного превосходят аналоги других стран.

Среди государств Североатлантического альянса ведущими партнерами Казахстана по линии военно-технического сотрудничества являются США, Франция, Испания, Турция. Налажены контакты с Польшей и Италией.

Мы выбираем то, что для нас лучше, руководствуясь принципом – цена, качество и перспектива.

– Ну и последний вопрос. Что вы скажете о целесообразности прохождения службы в армии женщинами, которые по своим физиологическим особенностям не особенно приспособлены переносить тяготы и лишения воинской службы.

– Доля женщин-военнослужащих в казахстанской армии составляет менее 10%. Женщины служат в армии в основном на должностях связистов, медицинских работников, психологов, делопроизводителей, в финансовых службах, воспитательных структурах. В общем, там, где физическая сила и выносливость не являются основными качествами, определяющими профпригодность. Хотя они тоже необходимы.

Но в то же время необходимо отметить, что они неплохо справляются со своими обязанностями. Им присущи такие качества, как аккуратность, ответственность, внимательность, усидчивость и дисциплинированность. Женщины не являются обузой для командиров и сослуживцев, а в плане эффективности деятельности на некоторых специальностях и должностях превосходят мужчин.

Алматинка рассказала, как стала единственной в стране женщиной – военным комиссаром

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here