Атомная мечта Казахстана: что мешает ей сбыться

0
6138
Nuclear reactor towers spewing fumes into sunset sky

Экспертное сообщество Казахстана с подачи руководства республики возобновило дискуссии о целесообразности строительства атомной электростанции (АЭС) в стране. Это вполне резонно, потому что на протяжении 12 лет республика прочно удерживала лидерство в мире по добыче урана. По данным Всемирной ядерной ассоциации (WNA), в 2020 году Казахстан добыл 19,8 тысяч тонн этого тяжелого металла. Канада, которая занимает второе место, – только 6,2 тысяч тонн. И это с учетом пандемии коронавируса, когда казахстанская промышленность работала не в полную мощность. Сейчас в республике сосредоточено около 15% мировых запасов урана (907 тысяч тонн). В то время как Казахстан является ведущим экспортером урана в Китай, Канаду, Россию, Индию, США и страны Европы отечественная атомная энергетика находится на распутье.

Министр энергетики Магзум Мирзгалиев 13 октября заявил, что руководство республики изучает технические и коммерческие возможности необходимости строительства АЭС, но окончательное решение еще не принято. В сентябре президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев отметил, что «пришло время предметно рассмотреть данный вопрос, поскольку Казахстану нужна атомная станция».

Повышенный интерес к этой теме связан с прогнозируемым дефицитом энергии в стране. По оценкам экспертов, уже в 2023 году республика будет ощущать нехватку электроэнергии, а к 2030 году она может достичь критического уровня. Запасы невозобновляемых источников энергии продолжат истощаться, а возобновляемых ресурсов просто не хватит обеспечить потребности экономики Казахстана. К тому же, «зеленые технологии» тоже требуют развития и доставки в регионы страны, да и не такие они дешевые. Энергодефицит негативно скажется на экономическом благосостоянии населения, придется снова покупать электроэнергию у соседних стран. С учетом этих факторов технологии «мирного атома» надежнее и выгоднее.

Однако стремление руководства Казахстана развивать атомную энергетику вызывает неоднозначную реакцию СМИ и гражданского сообщества. Причем ревностными противниками идеи строительства АЭС выступают преимущественно одиозные оппозиционеры и радикальные националисты. Например, Жанболат Мамай, получивший тюремный срок за отмывание денег для беглого банкира Аблязова, Нуржан Альтаев, с позором исключенный в прошлом году из Nur Otan за дискредитацию партии, Мурат Мухамеджанов, замглавы националистического политобъединения «El Tireli», неоднократно организовывавший несанкционированные митинги, задержанный 27 мая за осквернение памятника воинам-пограничникам в Актобе. Им и другим подобным «активистам» вторят различные «альтернативные» СМИ и общественные организации. По странному стечению обстоятельств, большинство из них работает на гранты федерального правительства и госдепартамента США, а также аффилированных с ними некоммерческих структур.

Аргументы противников развития атомной энергетики в Казахстане сводятся в основном к запугиванию граждан возможными экологическими и техногенными катастрофами. В пример, конечно же, приводятся аварии в Чернобыле и на Фукусиме. Один из самых ярых критиков идеи появления атомной станции в стране казахстанский эксперт, кандидат физико-математических наук Эльдар Кнар считает такой проект бесперспективным, потому что, по его мнению, в Казахстане отсутствует прикладная наука как таковая.

На это можно ответить высказыванием Касыма-Жомарта Токаева: «Фобии здесь неуместны». На протяжении 30 лет независимости «атомный» потенциал Казахстана значительно вырос. Так, в Курчатове функционирует Национальный ядерный центр (НЯЦ) – научно-техническое объединение с уникальными возможностями. Ученые НЯЦ разработали модель управления расплавом активной зоны аварийного реактора АЭС «Фукусима-1». Программа позволила исследовать физические и химические свойства станции и выработать рекомендации по эксплуатации АЭС. Другой инновационный проект НЯЦ Cormit по радиационной безопасности, который предполагает разработку устройства, улавливающего расплав активной зоны реактора в случае чрезвычайной ситуации, и «ловушки» – специального состава, который накроет аварийную зону и купирует утечку радиации в почву и воду. Наряду с этим Ульбинский металлургический завод в Усть-Каменогорске занимается сертифицированным производством топливных таблеток для ядерных реакторов в Китае, России и Франции. Однако сам Казахстан не пользуется этой выгодной технологией, так как до сих пор не построил АЭС.

Казахстану принадлежит лидирующая роль в Центральной Азии и в последние годы республика выступает активным участником внешнеполитических процессов на международной арене. Развитием атомной отрасли Казахстан подтвердит свои передовые позиции и укрепит доверие со стороны крупнейших мировых держав. Кстати, президент Франции Эммануэль Макрон объявил о запуске пятилетней инвестиционной программы, в рамках которой 8 млрд евро будет выделено на развитие атомной энергетики, в том числе строительство атомных реакторов. По словам Макрона, это направление чрезвычайно важно для Франции и служит основой ее экономики, так как энергетика страны на 70% зависит от атомных электростанций.

Так почему, имея природные ресурсы, научный и производственный потенциал, мы не решаемся развивать «мирный атом»? вероятно, скептический настрой части населения по поводу «атомной» инициативы обусловлен низкой информированностью казахстанцев об инновационных разработках в данной области. Этим умело пользуются противники строительства АЭС в Казахстане. По всей видимости, они не хотят, чтобы республика была передовиком наукоемких отраслей экономики и представляла конкурентоспособность на мировой арене.

Д. Мамедов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь