Лукьянов: Так называемый

0
43

Завершилась целая серия крупных политических мероприятий, в центре которых украинский кризис. Вслед за конференцией по помощи Украине в Германии и встречей в верхах “Группы семи” в Италии прошел так называемый “саммит мира” – большой сбор в Швейцарии, который давно готовили по инициативе Киева и его западных патронов. Последнее – наиболее интересно, поскольку представляло собой попытку выйти за рамки привычного круга заинтересованных в украинской позиции и привлечь страны незападного мира. Интриги добавило пространное выступление в МИДе президента России, прозвучавшее в канун собрания в Бюргенштоке.

Если отложить в сторону пропагандистские эффекты и оценочные суждения, звучавшие в эти дни в изрядном количестве со всех сторон, конференция в Швейцарии подтвердила сложившееся уже довольно давно положение вещей и оставила всех при своих.

О переговорах, которые предусматривали бы какие-то уступки, говорить никто не готов. Владимир Путин изложил российскую позицию, понятно разъяснив, что стоит за формулировкой “с учетом сложившихся реалий”, которая звучит из Москвы уже давно. Подробное напоминание о жестах, которые Россия была готова делать на предыдущих этапах (отвод войск, оставление территорий и пр.), имело целью сообщить, что этого больше не будет. А путь к прекращению противостояния лежит теперь через подобные действия противной стороны. Последняя ни о чем таком даже заикаться не хочет, соответственно, разговора нет.

Западное сообщество консолидировано, ни Венгрия, ни Турция нарушать гармонию не стали (не тот повод, да и не обязывает ни к чему). Вообще, все заявления последних дней и недель – только о безграничной поддержке Украины и об изыскании средств. Пока что в качестве волшебного элексира выступили проценты с замороженных российских активов, все ужасно обрадовались, договорившись об их конфискации. Теперь деньги, выделяемые Киеву, предполагают покрывать за счет этой ренты. Правда, обещанные суммы и ожидаемые доходы как-то не очень совпадают, но, видимо, будут стараться расширять облагаемую базу.

В последнее время стало заметно, что Соединенные Штаты, кажется, вполне осознанно, оставляют Европе возможность выступать на авансцене, оставаясь слегка в тени. И оценивая перспективы. Программу-минимум Конгресс США выполнил, разблокировав зависшую на несколько месяцев помощь. Санкции против России вводят размеренно, не торопясь. Солируют же руководители ЕС и НАТО, ну и отдельные европейские страны, клянущиеся, что ни шагу назад. Европа только что имела возможность протестировать собственную политическую прочность на общеевропейских выборах, результат в западноевропейских государствах не вдохновил. Теперь помимо извечного страха “вот придет Трамп и все испортит” появились опасения, что будет, например, во Франции.

Очень иронично, что наиболее уверенно себя чувствует Италия, где политическая лихорадка, экономические проблемы и постоянная шаткость правительства – норма. Но как раз сейчас считавшийся крайне правым кабинет, который, впрочем, легко адаптировался к мейнстриму, смотрит на коллег в соседних странах с чувством превосходства.

Незападное сообщество в лице, прежде всего, стран БРИКС, как и прежде, не собирается следовать в западном фарватере, придерживается отстраненной позиции, но и ссориться ни с кем не хочет. У крупных стран Глобального Востока/Юга все взвешенно: участие в конференции на каком-то официальном уровне – реверанс США сотоварищи, уклонение от подписания коммюнике – реверанс Москве.

Стоит отметить важный нюанс. Текст декларации, которую предложили к подписанию, максимально ужали и выхолостили (особенно по сравнению с изначальными намерениями Киева), цель понятна – получить подписи как раз-таки мирового большинства, не отпугнуть. Темы продовольственной и атомной безопасности, уважения территориальной целостности и обмена удерживаемых лиц – вроде бы приемлемые для всех. И все же единства не получилось, практически все значимые страны Глобального Юга/Востока воздержались. Секрет не том, что все они поддерживают Россию, тут как раз много нюансов, а в нежелании быть использованными для реализации западного сценария. Это накопленное чувство, которое лишь в малой степени связано с собственно украинским конфликтом, а отражает опыт мировой политики.

Китай, решивший не присутствовать вообще, стоит особняком. Не только и не столько по причине особых отношений с Россией, но, прежде всего, потому, что оценивает свои вес и влияние уже достаточными для того, чтобы не участвовать в чужих мероприятиях по ключевым вопросам, а организовывать свои собственные. Чего, кстати, можно ожидать в обозримом времени – Пекин дает понять, что примеривается к неким инициативам.

Если суммировать последние события, обмен разнообразными “формулами мира” на данном этапе к миру отношения не имеет. И содержание мероприятий, якобы ему посвященных, совершенно не в том. Можно пытаться вычитать из них сигналы, чем все сладострастно занимаются, но смысл в этом минимальный. Когда и если дело дойдет до подлинной заинтересованности в какой-то сделке, публичных сигналов слать никто не будет, займутся кулуарно. Но этого пока даже в проекте не намечается.

Источник: rg.ru

Предыдущая статьяFT: Главы стран ЕС намерены поддержать переизбрание главы ЕК фон дер Ляйен
Следующая статьяИмпорт легковых машин в Кыргызстан из Южной Кореи в мае вырос на 44,3%

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь