Как Русский дом в Армении противостоит

0
36

Руководство Армении под надуманными предлогами ведет дело к обрушению отношений с Россией. Однако совместной очень богатой истории не так-то просто отпустить страны и разрешить разойтись – слишком многое нас связывает.

Сложные чувства возникают от прогулок по Еревану и поездок в глубь страны. Складывается понимание, что отторжение от советского времени потеснило и русскую культуру. Старшее поколение еще говорит на русском языке, но вот школьники понимают тебя с трудом или вообще не понимают. Давно не стало СССР с его обязательным изучением русского языка, и это реальность, при этом очевидно, что происходит вытеснение нашего влияния западными структурами.

Журналист “РГ” расспросила руководителя представительства Россотрудничества в Армении Вадима Фефилова, удается ли Русскому дому противостоять условному “коллективному Соросу”?

Вадим Павлович, учат ли сегодня в Армении русский? Говорят ли на нем? Каковы перспективы нашего “великого и могучего” среди разных слоев армянского населения?

Вадим Фефилов: Бывший министр обороны Армении, с которым два года назад мы открывали русский класс в военной академии, сказал: “Мы за 30 лет независимости английский так и не выучили, а русский забыли”.

Что такое русский язык в современной Армении? Обязательное изучение в школах – три часа в неделю, а в “углубленках” – четыре. Девочка, вчера закончившая школу, сегодня работающая кассиром в ереванском магазине, на русском может знать лишь несколько слов.

Я, конечно, могу предположить, что кто-то изучает язык, чтобы читать Достоевского в оригинале, но таких людей все-таки немного. Русский язык сейчас скорее инструмент для зарабатывания куска хлеба. Вот приезжаешь в дальнее село на границе, а дети там великолепно, без акцента говорят на русском. (Мы ездим по таким селам в ходе матчей нашего оригинального турнира для детей приграничья на приз армянского голкипера Романа Березовского.) В тех сельских школах русский язык преподается так же три часа в неделю, но родительский комитет и педагогический коллектив мотивированы давать его ученикам по полной программе. Обычно это означает, что у семей есть близкие родственники во Владивостоке, Новосибирске, Москве или Санкт -Петербурге и они заранее знают, что их дети будут жить и зарабатывать в России.

Как вы влияете на эту ситуацию?

Вадим Фефилов: Мы делаем все, что в наших силах, чтобы поддерживать позиции русского языка на должном уровне. В прошлом году мы безвозмездно передали в армянские школы 86 тысяч новых книг и учебников на русском языке. Немало. Все книги отправлены адресно, то есть именно их запрашивали у нас школы.

Мы проводим бесплатные языковые курсы в Государственном комитете по доходам для таможенников и налоговиков, в Дипломатической школе при МИД Армении, для полиции Гюмри, где находится наша 102-я военная база, для полицейского управления Еревана, для полиции в приграничном регионе Сюник и так далее. Например, сейчас ко мне обратился декан исторического факультета Ереванского госуниверситета о проведении занятий с группами заинтересованных студентов и молодых преподавателей, и мы, конечно, поможем.

У нас в представительстве сильный отдел русского языка, мы ежегодно проводим Национальный конкурс русистов, победители которого определяются с помощью народного голосования в соцсетях. В Армении у нас самая большая база русистов, и они на связи с нами.

Как сейчас живут в Армении так называемые релоканты? Влияют ли они на что-то?

Вадим Фефилов: Сейчас их в Армении осталось менее трети. Немногие из релокантов здесь создали семьи, обзавелись собственным мелким бизнесом, например, открыли кафе “Релокантъ”, “Борщ”, книжный магазин Common Ground Books & Spirits и др. Некоторых из них можно услышать на местном русскоязычном радио, которое активно продвигает антироссийскую повестку. Многие уже уехали из Армении в силу чисто экономических причин: республика сейчас – самая дорогая для жизни страна СНГ. Представители же крупных российских компаний, которые официально зарегистрированы, пока продолжают здесь работать.

Но если все-таки вернуться к вопросу о коллективном Соросе…

Вадим Фефилов: Отмечая два года назад тридцатилетие с момента установления наших дипотношений с Ереваном, мы говорили и о том, что “коллективный Сорос” здесь тоже действует 30 лет. Над памятником маршалу Баграмяну возвышается здание с антеннами, Американский университет, расположенный там с 1991 года. У западных посольств есть свои проксиструктуры в виде местных общественных организаций, через которые они активно действуют. Я уж не беру в расчет различные религиозные организации – баптистов, адвентистов седьмого дня и Бог знает кого – все они под покровительством западников и не имеют никакого отношения к Армянской апостольской церкви. Таким образом размывается фундамент нации, то, что ее формирует. Это Крест, Книга и Семья. Армения первая страна в мире, принявшая христианство в качестве государственной религии, армянский народ особо чтит создателя армянского алфавита Месропа Маштоца. Таких примеров может быть много, но сейчас все это разрушается.

Не мытьем так катаньем условный Сорос добивается своего. В том числе путем мелких и крупных подмен.

В Ереване такой милый и уютный метрополитен. В нем поменяли на креслах дерматин, после чего появились надписи USAID. У молодых людей тут же в головах откладывается: это американцы построили. Хотя это дело рук московских, ленинградских и уральских строителей.

Но мне кажется, ориентированность на Россию у армян все равно остается…

Вадим Фефилов: Конечно. Улицы и площади Еревана носят имена пяти (!) армянских советских маршалов. Не говоря уж об огромном количестве армян – Героев Советского Союза… Даже потеснив из своей памяти Советский Союз, они не смогут вычеркнуть их имена и подвиги из своей истории.

А Ереван с его модернистской архитектурой, проспект Баграмяна с прекрасными особняками из туфа, мемориальный комплекс, посвященный жертвам геноцида армян, – это все тоже построил Советский Союз. Автор генерального плана армянской столицы Александр Таманян был академиком архитектуры Императорской Академии художеств, а затем носил звание народного архитектора Армянской ССР.

В Абовяне, городе-спутнике Еревана, есть единственный в регионе государственный Музей русско-армянской дружбы. Я поначалу думал, что это небольшая квартирка с 5 экспонатами. Но поехал туда и ахнул: потрясающее здание в центре города – уникальный памятник советского конструктивизма с изумительной коллекцией картин советского реализма.

Три года назад министерство образования, науки, культуры и спорта и правительственные фонды отремонтировали здание, привели его в порядок, а замечательный директор Жора Мамбреевич Акобян сделал его целым явлением. Мы возим туда детей из ереванских школ и не только.

России удается стать привлекательной в глазах населения?

Вадим Фефилов: Мы стараемся создать в Армении привлекательный образ России. Здесь есть российские телеканалы. Хотя смотрят в основном армянские, а те качают мировые новости с европейских каналов под гугл-перевод: “Россия – агрессор, все ужасно и отвратительно”.

Но и Соросу тут тоже поставлено немало подножек. Самой историей Армении, самого первого христианского государства, наследникам которого ментально не просто принять идеи гендерного равенства или требования права для 10-летнего армянина на смену пола.

Сильна традиционная культура.

Вадим Фефилов: Да. Хотя армянскому обществу навязывается ЛГБТ-повестка, западники пытаются проводить какие-то гей-парады, месяца гордости ЛГБТки+ и тд.

Что вы считаете самым удачным имиджевым проектом России в Армении?

Вадим Фефилов: Я бы ответил: очень дешевый (как для друзей) российский газ и миллиардные инвестиции из России в армянскую экономику, но, боюсь, меня не поймут, поскольку жители Армении к этому привыкли и воспринимают как должное.

В прошлом сезоне в нашем турнире для детей приграничья на приз армянского голкипера Романа Березовского, который мы проводим совместно с Национальной федерацией футбола, сыграло 1100 детей из непрофессиональных команд. В конце апреля в городе Вайк мы проведем большой финал, в котором будут участвовать 10 детских команд – победителей отборочных турниров в 10 регионах страны. Этот финал должен был состояться в октябре, но мы перенесли его из-за карабахского исхода на весну.

Мы в отличие от западников делаем проекты не ради имиджа, а для решения проблем конкретных людей. Например, создан генеральный план строительства детского сада в с. Фиолетово, и он будет построен в 2024-2025 годах.

Мы в отличие от западников делаем проекты не ради имиджа, а для решения проблем конкретных людей. Когда Армения была в пиковой ситуации в дни карабахского исхода, мы везли к границе теплые одеяла, свитера…

О карабахском исходе… Вы лично возили гуманитарную помощь после самоликвидации непризнанной республики Нагорного Карабаха в приграничные районы Армении осенью 2023 года.

Вадим Фефилов: Да, мы тогда отложили, перенесли абсолютно все запланированные мероприятия, и хотя непосредственная передача помощи не входит в наши полномочия, мы при полной поддержке руководителя Россотрудничества Евгения Примакова с первых дней начали гуманитарные рейсы в приграничные регионы – Армения была в пиковой ситуации. В автобусах, забитых закупленными нами товарами первой необходимости, мы везли к границе новые теплые одеяла, свитера, электрочайники, кофейники, предметы гигиены… Мэр одного из приграничных городов рекомендовал нам поехать в гостиницы, где застряли люди без личного транспорта… Когда мы, раздавая пледы и одежду, спрашивали: “Что еще надо?”, в глазах арцахцев читалось недоумение: всё!

К нам то и дело приходили грузы от российских общественных организаций – десятки тонн муки, детского питания, лекарств из Москвы, Волгограда и других городов России. Очень помогли Сергей Шевчук с его “Русской гуманитарной миссией”, фонд “Доктор Лиза”, волгоградский Дом дружбы и другие партнеры.

В Арцахе была своя очень дружная русская община. Александр Бордов, ее избранный глава, а также основатель Степанакертского русского драматического театра, собрал в Карабахе 1700 этнических русских, а если вместе с семьями, то и все 4000. В первые недели мы предоставили помещение для репетиции актеров русского театра.

Будучи знакомыми со всеми директорами школ, мы помогали трудоустраиваться в Армении карабахским учителям русского языка и филологам-русистам. Сейчас они принимают участие в наших программах. Кстати, у нас недавно собиралась карабахская интеллигенция на презентации книги писателя из Степанакерта Ашота Бегларяна, и присутствовавшая в зале известный педагог Вера Хачатурян призналась, что улыбается впервые за полгода, ведь вокруг столько родных и знакомых лиц.

Российская газета – Федеральный выпуск: №82(9324)

Источник: rg.ru

Предыдущая статьяУзбекистан и Таджикистан: взаимное сотрудничество в области транспорта служит развитию региона
Следующая статьяРоссиян ждут песчаные пляжи Восточно-Корейского залива в КНДР

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь