Таджикистан не застрахован от катастроф, подобных оползню, создавшему Сарезское озеро

0
705

Не имея детальных инженерно-геологических данных о состоянии грунтов на оползнеопасных склонах, специалисты не могут дать прогнозов по большинству территорий Душанбе.

Фото: Андрей Захватов

В начале марта «Азия-Плюс» опубликовала статью «Где опасно жить в Душанбе?», которая напомнила жителям столицы, что за два последних года число опасных зон в городе, где возникают селевые потоки, благодаря принятым мерам сократилось с 10 до 6. Между тем, специалистам известно, что не меньшую, а зачастую даже большую опасность для населения Душанбе представляют не сели, а возможные оползни на горных склонах, окружающих город.

Чем опасен лессовый грунт?

Городскую территорию, расположенную на склонах второй и третьей надпойменной террасы реки Душанбинки, начинали застраивать одноэтажными жилыми домами еще в 60-е годы. Особенностью этой территории является то, что грунты под фундаментами домов на глубине от 5 до 40 метров сложены не гравийно-галечниковыми отложениями (как в правобережной части города), а пылеватыми лессовыми грунтами.

И, если гравий и галечник обладают хорошей несущей способностью и выдерживают значительную нагрузку от зданий и сооружений, то лессовидный грунт при насыщении водой быстро размокает и принимает текучее состояние, что часто приводит к просадке от собственного веса и к разрушению построенных зданий.

Одним из способов предотвращения аварийных ситуаций при устройстве котлованов и траншей под фундаменты на лессовых грунтах является предварительная замочка, требующая значительного объема воды – для того, чтобы грунт под фундаментом просел.

Но, поскольку при строительстве большинство частных застройщиков не имеет возможности доставить на участок строительства воду в цистернах водовозов, фундаменты жилья возводились безо всякой подготовки грунта основания.

Особенно велик риск разрушения построенного жилья на лессовых суглинках в зонах высокой сейсмичности.

Душанбинцы хорошо помнят, как рано утром 23 января 1989 года жителей столицы разбудил сильный подземный толчок 6-бального землетрясения. В эпицентре в 17 километрах от столицы, на кишлак Шарора в Гиссарском районе со склона, сложенного лессовидными суглинками, сошел оползень, который привел к гибели 274 человек.

Правительственная комиссия, которую возглавлял начальник Управления геологии Таджикистана опытный геолог Георгий Кошлаков, установила, что основной причиной трагедии стали фильтрационные потери воды из канала, проложенного на склоне.

Трагедия Шароры. Как землетрясение стерло с лица земли кишлак в Таджикистане

Вода, постепенно просачиваясь сквозь пришедшую в негодность бетонную облицовку канала, за 15 лет насытила грунт склона, в момент землетрясения склон потерял устойчивость и 20-метровый слой грунта в течение нескольких секунд как по маслу «съехал» на кишлак.

В результате этого же подземного толчка оползни высотой до 50 метров сошли и в нескольких километрах – там, где насыщения грунтов водой никогда не было.

Объяснить физический смысл произошедшего несложно – в момент подземного удара частицы грунта мгновенно теряют связи между собой и происходит примерно то, что бывает, если по бочке со слежавшимся цементом ударить кувалдой – связи между частицами разрушаются и цемент «потечет».

В одном шаге от катастрофы

Мало кому известно, что 40 лет назад, за 7 лет до трагедии в Шароре, благодаря опыту главного инженера проекта института «Таджикгипроводхоз» Владимира Боровинского в черте города Душанбе удалось предотвратить катастрофу, которая по числу жертв могла десятикратно превысить людские потери в кишлаке Шарора.

В северной части Душанбе, буквально в 100 метрах от любимого горожанами парка имени Айни, находится Бассейн суточного регулирования (БСР), входящий в систему сооружений питьевого водоснабжения столицы. Площадь БСР равна примерно 7 гектаров, глубина воды от 3 до 4 метров, а емкость этого водоема составляет примерно 300.000 кубометров.

В феврале 1982 года инженер Владимир Боровинский был в гостях в одном из частных домов в районе улицы Пулод Толис (в продолжении улицы Гагарина). Хозяин дома, расположенного в 300 метрах ниже этого водоема, рассказал гостю, что возле его дома уже второй год появился родник с чистой и даже пригодной для питья водой.

Эта новость Боровинского не столько удивила, сколько встревожила. Гидротехник понял, что этот «родник» имеет не природное, а искусственное происхождение и представляет собой выклинивание воды, фильтрующейся из расположенного выше водоема.

В результате насыщения водой многометровой толщи лессовидного суглинка, водоем из года в год создавал и повышал угрозу оползня на площади склона размером 500 на 300 метров. Иными словами, несколько сотен жилых домов на БСР до расположенной у реки Душанбинки улицы Худжамбиёни Поён, на площади порядка 15 гектаров уже находились под угрозой оползня и прорыва воды из этого крупного водоема, которая могла смести в реку Душанбинку все живое.

В Деваштиче оползень сошел на жилой дом. Под завалами погибли пять человек

Если не принять срочные меры – крупной реальной катастрофы со многими тысячами жертв можно было ожидать в любой день.

Буквально на следующий день у директора «Таджикгипроводхоза» Рабима Маруфова состоялся расширенный техсовет, по результатам которого правительству республики было настоятельно рекомендовано выполнить на Бассейне суточного регулирования противофильтрационные мероприятия.

Надо отдать должное возглавлявшему Таджикистан в тот период Джабару Расулову – в короткий срок при его личном контроле на этом объекте был выполнен значительный объем работ.

Чтобы не оставлять горожан без воды, площадь зеркала воды БСР была разделена тремя перемычками, а на дно водоема была уложена дорогостоящая для начала 80-х годов полиэтиленовая пленка, пригруженная слоем грунта.

Опасность фильтрации, схода оползня и прорыва воды на сотни жилых домой была устранена.

Опасения никуда не делись

После обретения независимости, с 1991 года город Душанбе рос, и с ростом населения увеличивалась территория его застройки частными домами. Наиболее интенсивно застройка велась в последние 30 лет – землеройная и строительная техника позволяла «отвоевывать» у холмистого рельефа участки, где были построены сотни частных жилых домов и подъездных дорог к ним.

Возможностей выделять частным застройщикам участки для садов и огородов городские власти не имели, строительство жилых домов велось очень плотно и не во всех домохозяйствах сегодня нет не только сада, но и места для стоянки автомобиля.

В конце советского периода, в 1987 году, когда население Душанбе превысило 700 тысяч человек, было принято решение отвести под строительство частных жилых домов территорию на лессовых суглинках площадью 6,5 квадратных километров, получившую название Восточные холмы.

На этих холмах, а также в Лучобе, на террасах правого берега реки Варзоб при выезде на север столицы, на холмах восточнее Парка Победы строительство жилья к настоящему времени практически завершилось, но гарантировать устойчивость склонов при расчетной сейсмичности 9 баллов (а Душанбе находится в 9-балльной зоне) – таких гарантий никто дать не может.

Тем не менее, современная наука и технологии позволяют во многих случаях и с достаточной точностью просчитать риски от природных катастроф и свести их к минимуму.

Такие работы в проектном институте «Таджикгипроводхоз» были начаты еще в 1985 году, когда таджикским коллегам было безвозмездно передано математическое и программное обеспечение ташкентского института «Средазгипроводхлопок» для прогнозов устойчивости склонов на больших ЭВМ серии ЕС-1033 и выше.

Точность прогнозов устойчивости оползнеопасных горных склонов и пригодность программы расчета вскоре проверить на двух реальных катастрофах.

В 1987 году в Дангаринском районе в результате вхождения селевого потока во временное водохранилище «Саргазон» 20-метровая плотина рухнула, и хлынувшая 5-метровым потоком вода объемом 2 миллиона кубометров разрушила нижележащий кишлак, что привело к десяткам человеческих жертв.

Математическое моделирование этой катастрофы, а затем, через 2 года моделирование последствий оползня в Шароре показало, что кривая скольжения грунта оползня, рассчитанная электронно-вычислительной машиной на 95% совпала с поверхностью грунта после схода оползней.

Убедившись, что с использованием технологии узбекских инженеров-гидротехников в Таджикистане стало возможным прогнозировать последствия возможных оползней, Минводхоз республики выделил деньги на разработку «Схемы инженерной защиты населенных пунктов от оползней», согласно которой в предстоящие 10 лет планировалось выполнить прогнозы устойчивости около 400 горных склонов во всем районам Таджикистана, где были расположены жилые дома или объекты инфраструктуры.

Экологи рассказали, что ждать Таджикистану от изменения климата

Руководителем этой работы был назначен опытный главный инженер проекта Геннадий Кольцов, несколько лет проработавший на Кубе.

В конце 1989 года в экономическом блоке правительства уже выискивали финансовые ресурсы на проведение необходимых изыскательских работ и инженерных расчетов, однако в связи с распадом СССР и последующей гражданской войной в Таджикистане эта работа так и не была начата.

В 90-е годы республика утратила значительную часть своего инженерного и технического потенциала, численность института «Таджикгипроводхоз» сократилась с 1000 до 50 человек, а численность специалистов созданного в 2008 году проектно-изыскательского института «Нурофар» также не велика, причем ряд опытных специалистов в связи с преклонным возрастом уже не работает, либо покинул наш мир.

Ждать ли новых оползней?

Не имея детальных инженерно-геологических данных о состоянии грунтов на потенциально оползнеопасных склонах, тем более о состоянии склонов, сложенных лессовыми суглинками, специалисты сейсмологи и геологи пока не могут дать квалифицированных заключений и прогнозов оползней по большинству территорий столицы Таджикистана.

И от катастроф, подобных оползню, создавшему в 1911 году Сарезское озеро глубиной 500 метров, и оползню, перекрывшему 24 апреля 1964 года реку Зеравшан и завалившему русло реки на протяжении 800 метров – от таких природных явлений никто не застрахован.

И тем не менее, закончить статью о возможных угрожающих природных явлениях хотелось бы все-таки на оптимистической ноте.

Несколько лет назад в результате работы группы ученых Института геологии, сейсмостойкого строительства и сейсмологии Академии Наук Таджикистана была разработана карта с оценками возможных разрушений в Душанбе при катастрофическом землетрясении.

В Таджикистане стихия разрушает дома, дороги и мосты, погибает скот

На карте более 70% городской территории и окружающие город с востока лессовые холмы были отмечены как зоны сильных разрушений. Создание этой карты – небольшой, но все-таки шаг вперед в инженерной защите потенциально опасных территорий и участков, где живут и трудятся десятки тысяч людей.

Набирают практический опыт для принятия инженерных решений специалисты Главного Управления геологии и Комитета по архитектуре и строительству.

Природа возникновения оползней изучается в мире уже несколько столетий. Богатый опыт прогноза оползнеопасных склонов накоплен в Российском Государственном Геологоразведочном Университете (РГГРУ). Значительный опыт проектирования и строительства на потенциально опасных оползневых территориях и защиты этих территорий накоплен в ряде зарубежных стран, расположенных в горной местности – во Франции, Швейцарии, Японии, Индии, Новой Зеландии и особенно в Китае, где китайские ученые могут поделиться своими технологиями и опытом с таджикскими коллегами.

Источник: asiaplustj.info

Предыдущая статьяКакие меры предпринимают бизнесмены, чтобы минимизировать свои потери и пережить надвигающийся кризис?
Следующая статьяМединский: Текущее состояние переговоров РФ и Украины оптимизма не вызывает

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь