Профессор Николай Межевич – о том, зачем Польша наращивает военный потенциал

0
49

Представляют ли опасность для Союзного государства милитаристские амбиции Польши? Этот вопрос мы задали руководителю Центра белорусских исследований Института Европы РАН, доктору экономических наук, профессору Николаю Межевичу.

Недавно Польша заявила о том, что собирается создать самую сильную армию в Европе. Насколько реален этот план? Чем вызваны подобные декларации?

Николай Межевич: Представьте себе, что в “нашей деревне” неурожай и картошка уродилась мелкая. А у одного хозяина она оказалась покрупнее. Когда мы отвечаем на вопрос о милитаризации, а польская армия действительно может стать крупнейшей в Европе, особенно если брать сухопутные силы. Это происходит одновременно с тем, что у других – неурожай. Времена, когда британская, французская и итальянская армии были значительными и серьезно влияли на европейскую геополитику, прошли.

Европа живет относительно неплохо, потому что последние сорок лет она сильно экономит на армии. И когда у всех шел скорее спад, поляки в это время наращивали свои военные возможности.

Получается, что Польше создать самую сильную в Европе армию вполне реально?

Николай Межевич: Да, реально. Более того, если брать “классические” армии, то есть армии с большим количеством танков, здесь Польша имеет все шансы сформировать танковый корпус больше, чем у Германии, Франции, Великобритании и Италии вместе взятых.

Но это одновременно совсем не значит, что Польша такую армию создаст. Потому что подписанные протоколы о намерениях и даже, в случае с Южной Кореей, контракты очень интересны, но первое: где Польша найдет деньги на оплату таких контрактов? США также – основной поставщик танков для Польши, но они могут увязнуть в войне в Восточной Азии или на Ближнем, или на Среднем Востоке. У Южной Кореи под боком Северная Корея.

А дальше работает известный международный механизм: в случае возникновения чрезвычайной ситуации контракты исполнению не подлежат.

А для чего Польше самая сильная армия?

Николай Межевич: Во-первых, надо понимать их менталитет. Это, конечно, наши родственники, но они – другие. Для русского, белоруса и украинца понятие “гонор” присутствует, но для поляка это “всё”. Если вспомнить XVIII век, то “пропить можно всё”, нельзя пропить штаны и саблю.

А абсолютно всё остальное – пожалуйста. Отсюда возникает вопрос: соответствуют ли польские амбиции 2024 года польским возможностям? Возможности, конечно, есть, но для победы над Россией их недостаточно. Для победы над Республикой Беларусь – теоретически достаточно при условии, что Россия в этот момент “отсутствует”. Но она – присутствует, у нас есть военная доктрина, и как только первый польский солдат появится в предместьях, например Гродно, это будет значить, что Россия – в войне.

Насколько милитаризация Польши представляет опасность для Союзного государства в целом? Что Россия и Беларусь могут противопоставить стремлению Польши утвердиться в регионе в качестве геополитического лидера?

Николай Межевич: У нас нет и не будет превосходства в танках и в пехоте, нет превосходства в авиации. У нас чуть получше ситуация с артиллерийскими системами. Но эта ситуация не должна радовать Польшу, а, наоборот, – должна пугать. Потому что при условии нападения Польши на Республику Беларусь или Россию мы, не имея возможности отвечать обычным оружием, будем отвечать тактическим ядерным оружием.

Поэтому, конечно, милитаризация Польши представляет опасность для Союзного государства. Потому что, чем больше людей ходит по Белостоку с оружием и боевыми патронами, вероятность появления какого-нибудь неуравновешенного человека, который пойдет на индивидуальную провокацию, становится больше. А мы с вами знаем, что такие провокации часто перерастают в большие конфликты…

Или срежиссированные…

Николай Межевич: Да, вы правы, возможен и случайный, и неслучайный сценарий.

Большинство экспертов, и Вы в том числе, оценивают риски прямого военного нападения Польши на Беларусь (а значит, в соответствии с Военной доктриной России от 2014 года – на Союзное государство) как минимальные. Какими могут быть ответные шаги Москвы и Минска с целью полного исключения этой угрозы?

Николай Межевич: Признаться честно, я уже не оцениваю как минимальные, а скорее как незначительные. Потому что прошло определенное время, в Польше принято решение о создании новых частей, подписаны новые контракты, сделаны новые заявления, ситуация стала похуже.

Подписывайтесь на наши новости в Вконтакте

Источник: rg.ru

Предыдущая статьяВступило в силу Соглашение о свободной торговле услугами и осуществлении инвестиций в рамках СНГ
Следующая статьяПочему визит Сергея Лаврова принесет удачу народу Чада

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь