Этнополитическая инклюзивность Афганистана: взгляд из Узбекистана

0
3450

Афганистан является одним из самых этнически разнообразных государств в мире, где проживают пуштуны, таджики, узбеки, хазарейцы и другие народы. Эта многонациональность стала источником как культурного богатства, так и политических противоречий. Сложная этнополитическая ситуация в ИЭА оказывает влияние на его соседей, в том числе на Узбекистан, который имеет общую границу с Афганистаном и значительную узбекскую диаспору на его территории. В свете последних событий, связанных с приходом к власти движения талибов (движение «Талибан» признано экстремистским и запрещено в РФ и во многих странах), возникает вопрос о том, какое будущее ждет афганский народ, какие интересы и перспективы имеет Узбекистан в отношении территориальной идентичности ИЭА.

Одной из основных проблем этнополитической инклюзивности в Афганистане является отсутствие надежной и общепризнанной статистики по национальному составу населения. Разные источники дают отличные друг от друга оценки доли этнических групп в стране, что затрудняет определение их реального влияния и интересов. По разным оценкам, пуштуны составляют от 38% до 50% населения, таджики — от 25% до 35%, узбеки — от 6% до 15%, хазарейцы — от 9% до 20%, а остальные народы — около 10%. Эти цифры могут меняться в зависимости от политической конъюнктуры, миграционных потоков и национальной самоидентификации. Кроме того, афганское общество имеет сложную структуру племенных и родовых связей, которые также играют роль в распределении власти и ресурсов.

 Недостаток эффективных механизмов урегулирования национальных конфликтов и защиты прав меньшинств в стране является очередной причиной этнополитического конфликта. Афганская конституция признает страну как “единое и неделимое государство”, которое “обеспечивает равенство и социальную справедливость всем гражданам независимо от расы, национальности, языка, пола, вероисповедания, политических убеждений, физических или социальных особенностей”. Однако, на практике, эти принципы не всегда соблюдаются, и многие граждане сталкиваются с дискриминацией и насилием со стороны других групп или правительственных структур. Например, хазары, которые являются единственной значительной шиитской группой в преимущественно суннитском Афганистане, подвергались массовому убийству и геноциду во время правления Талибана в 1990-х годах. Узбеки, которые являются одной из крупнейших тюркских групп в стране, также страдали от притеснений и нарушений прав человека. Туркмены, которые живут в приграничных районах с Туркменией и Узбекистаном, до сих пор подвергаются дискриминации. Кроме того, в ИЭА отсутствует независимый и компетентный судебный орган, который мог бы рассматривать и разрешать подобные споры и жалобы.

Одним из ограничений на пути развития страны является низкий уровень образования и грамотности среди населения, особенно среди женщин и девочек. По данным Всемирного банка, в 2019 году уровень грамотности взрослого населения Афганистана составлял 43%, а уровень грамотности женщин — 30%. Низкий уровень образования и грамотности снижает возможности для социальной мобильности, экономического развития и политического участия среди всех слоев населения.

ИЭА не признается федеративным или конфедеративным государством, его форма правления значится как централизованный президентский республиканский режим. На самом деле, фактически, страна состоит из множества автономных или полуавтономных областей, контролируемых различными силами. В течение последних десятилетий Афганистан пережил несколько войн и конфликтов, которые имели как внешний, так и внутренний характер. В этих конфликтах этнический фактор играл значительную, но не единственную роль. Например, движение талибов традиционно опирается на поддержку пуштунского населения, но также имеет сторонников среди других этносов. С другой стороны, Северный альянс, который сопротивлялся ДТ в 1990-х годах и поддерживал правительство Ашрафа Гани, объединяет таджиков, узбеков, хазарейцев и другие группы.

С приходом к власти ДТ в августе 2021 года ситуация в стране стала еще более нестабильной и непредсказуемой. «Талибан» объявил об образовании Исламского Эмирата Афганистана и назначил свое правительство, состоящее только из своих членов и представителей пуштунской этнической группы. Это вызвало резкую критику со стороны международного сообщества, оппозиции и гражданского общества, которые требовали соблюдения прав человека и формирования правительства, включающего в себя представителей разных политических сил страны.

Несмотря на существующие проблемы, есть и положительные перспективы для улучшения этнополитической инклюзивности в Афганистане. Одной из таких перспектив является развитие регионального сотрудничества и интеграции с соседними странами, особенно с Узбекистаном. РУз, как соседнее государство с общей границей в 144 км и значительной узбекской диаспорой в Афганистане (около 9% населения), заинтересован в установлении мира и стабильности в регионе.

Безопасность является приоритетным интересом Ташкента в ИЭА, поскольку от ситуации в этой стране зависит стабильность на южных границах Узбекистана. РУз поддерживает территориальную целостность соседней страны и признает право афганского народа самостоятельно определять свое будущее и выбирать своих лидеров без вмешательства извне. Узбекистан неоднократно проводил переговоры и конференции по афганскому урегулированию, такие как межафганская конференция в 2021 году и Ташкентские конференции по Афганистану: «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие» в 2018году, «Афганистан: безопасность и экономическое развитие» в 2022 году.

Ташкент участвует в развитии торговых, транспортных и энергетических связей с ИЭА, который может стать мостом между Центральной и Южной Азией. Один из таких проектов — строительство железнодорожной линии «Термез — Мазари-Шариф — Кабул — Пешавар», которая соединит Узбекистан с Афганистаном и Пакистаном, открывая новые рынки и возможности для регионального сотрудничества. Другой проект — поставка электроэнергии из РУз в Афганистан, которая поможет улучшить энергетическую безопасность и жизненный уровень афганского народа. Узбекское АО «Национальные электрические сети» заключило в 2019 году контракт с Da Afghanistan Breshna Sherkat (DABS) на поставку компании до 6 млрд кВт*ч электроэнергии ежегодно сроком на 10 лет на условиях «бери или плати». В 2022 году в Афганистан было поставлено около 2 млрд кВт*ч.

Для реализации этих интересов Узбекистану необходимо поддерживать диалог и сотрудничество с соседним государством на разных уровнях и платформах.  РУз на постоянной основе предоставляет свою территорию для транзита гуманитарной помощи ООН в Афганистан. С августа 2021 года через Термезский региональный центр гуманитарной логистики было доставлено более 1000 тонн продовольствия, медикаментов, одеял, палаток и других товаров. Оказывается помощь и напрямую. В сентябре 2021 года Узбекистан отправил в соседнюю страну 50 грузовиков с гуманитарными грузами, включая 500 тонн муки, 50 тонн риса, 50 тонн сахара, 10 тысяч литров растительного масла, а также одежду и обувь.

Узбекистан признает легитимность нового правительства, возглавляемого талибами, но выдвигает ряд условий для его полного признания и поддержки. Одним из таких условий является его инклюзивность, то есть учет интересов и потребностей всех национальных групп в стране. Это означает, что правительство Кабула должно быть представительным и отражать сложный национальный состав населения. Важным положением является ожидание от руководства, чтобы оно надлежащим образом способствовало диалогу и согласию между различными этническими группами и предотвращало любые формы дискриминации, насилия или экстремизма на национальной основе.

Кабул стоит перед сложным выбором в своем переходном периоде после смены власти. В этой ситуации Узбекистан выступает как верный друг и партнер, который оказывает ему всестороннюю поддержку в достижении мирного развития и процветания. РУз в очередной раз призывает к уважению этнополитического разнообразия и инклюзивности в Афганистане, которые являются основой для национального единства и согласия.


К. Гасс

Предыдущая статьяСборная Туркменистана узнала последнего соперника по второму раунду отбора на ЧМ-2026 по футболу
Следующая статьяБританский фактор в Центральной Азии: история и современность

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь