Турецкий след в казахстанских протестах

0
131

Турецкая газета «Тюркие» 9 января опубликовала заявление бригадного генерала в отставке и экс-атташе Турции в Азербайджане Юджеля Карауза, призвавшего Организацию тюркских государств (ОТГ) «немедленно предпринять шаги по созданию объединенных вооруженных сил».

Возможность детально обсудить эту инициативу предоставилась странам-участницам ОТГ уже 11 января, когда был созван ее внеочередной саммит в связи с масштабными протестами в Казахстане. Уличные беспорядки, потрясшие Казахстан в первой декаде января, стали полной неожиданностью не только для обывателей, но и для большей части политологического сообщества республик бывшего СССР. Страну, долгие годы казавшуюся образцом стабильности и устойчивого развития в Центральной Азии, охватили массовые митинги, которые за считанные дни переросли в вооруженные столкновения с правоохранительными органами. Позже президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что страна подверглась организованной извне атаке террористов и над республикой нависла угроза государственного переворота.Пока в Казахстане то ли преступники, то ли террористы поджигали здания государственных учреждений, власти Турции разжигали в тюркском сообществе истерию о необходимости решительного вмешательства во внутриказахстанский кризис по линии ОТГ. Все тот же Юджель Карауз заявил, что «происходящее сейчас в Казахстане может произойти и в других братских республиках», если страны Тюркского совета не выработают общие механизмы реагирования на подобные чрезвычайные ситуации. Это крайне выгодное для официальной Анкары заявление гармонично вписалось в общий информационный фон.

Действительно, турецкое руководство в целом крайне оперативно отреагировало на драматические события в Казахстане. Президент республики Реджеп Тайип Эрдоган 6 января в телефонном разговоре с казахстанским лидером Касым-Жомартом Токаевым выразил ему слова поддержки. Впо-следствии то же самое сделали турецкие министры обороны и иностранных дел Хулуси Акар и Мевлют Чавушоглу, комментируя для СМИ ситуацию в центральноазиатской республике. В целом сдержанный тон официальных лиц заметно контрастировал с громкими заявлениями турецкой системной оппозиции, которая призывала власти страны поддерживать тюркских братьев в Казахстане более активно.Между тем наивно принимать внешнюю доброжелательность Турции за искреннее желание оказать помощь, не разобравшись как в деталях казахстанских протестов, так и в тонкостях политики Анкары в Центральной Азии. Одним из ключевых моментов произошедшего в Казахстане стало участие исламистов в погромах в Алма-Ате и других городах страны. Сначала это косвенно подтверждалось характерным для приверженцев радикального ислама почерком: разъяренная толпа обезглавила двух казахстанских военнослужащих. Затем, 10 января, Токаев сделал официальное заявление, в котором сообщил об участии террористов из Афганистана и Ближнего Востока в боестолкновениях с национальными правоохранительными органами. 

Анализ войн в Ливии, Нагорном Карабахе и Сирии, где Турция принимала активное участие, позволяет выявить некоторые отличительные черты внешней политики Эрдогана. Во-первых, расширение зоны влияния Анкары чаще всего происходит через вооруженный конфликт, а во-вторых – в нем всегда принимают участие лояльных туркам боевики, преимущественно из Сирии, где турецкие военнослужащие контролируют обширные территории на севере. Судя по всему, «фирменный почерк» Эрдогана нашел свое отражение и в казахстанских событиях. Однако по-прежнему открытым остается вопрос: зачем Анкаре потребовалось расшатывать внутриполитическую ситуацию в дружественной стране, являющейся помимо прочего членом ОТГ? Географическое положение Казахстана делает его для турок своеобразными воротами в Центрально-Азиатский регион, который остается одним из приоритетных направлений внешней политики Эрдогана. Турецкий лидер рассматривает Центральную Азию как зону исключительных интересов Анкары. До настоящего времени Нур-Султан активно участвовал в деятельности Организации тюркских государств, организовывая на своей территории саммиты и выступая за развитие сотрудничества внутри ОТГ. Однако казахстанские власти (что при Назарбаеве, что при Токаеве) категорически не согласны с притязаниями Турции играть первую скрипку в этом объединении, что становится естественной преградой, тормозящей турецкую экспансию в ЦАР. В этом контексте предполагаемое участие протурецких исламистов в казахстанских беспорядках приобретает особое значение. Раздосадованная несговорчивостью клана Назарбаева-Токаева, ориентированного на сохранение светского характера государственного устройства, Анкара негласно покровительствует казахстанским радикалам, чтобы с их помощью обратить центральноазиатскую республику к идеям политического ислама (подобную модель сейчас стремится выстроить в своей стране и сам Эрдоган).

Вопреки тщетным надеждам турецкого лидера казахстанский режим выстоял, однако вряд ли Эрдогана обескуражила постигшая неудача: будучи одержимым мечтой построить новую, еще более могущественную Турецкую империю, он без сомнения продолжит раскачивать ситуацию в тюркских республиках Центральной Азии. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь