Британский тест на прочность

0
16

В Центральной Азии в течение довольно короткого времени произошли три вспышки масштабных беспорядков: в январе 2022 года в Казахстане, в мае – в Горном Бадахшане, в июле – в Каракалпакии. Все они были подавлены властями, с иностранной помощью или самостоятельно. Но нельзя не задуматься о том, что в Центральной Азии проходит «тестирование» на прочность весьма шаткой местной государственной власти, которым занимаются внешние силы с учетом местное специфики.

О событиях в Казахстане мы уже писали, выделяя в них исключительную роль американских и британских спецслужб, а также подконтрольных им исламистских группировок.

Что касается майского бунта исмаилитов Горного Бадахшана, крупнейшего по площади региона Таджикистана, то рука МИ-6 здесь просматривается со всей очевидностью.

Процитируем нашу майскую публикацию:

«Горный Бадахшан (Памир) – наибольший по площади высокогорный регион Таджикистана, где проживает около двух десятков народностей, говорящих «на разных памирских языках иранской ветви индоевропейской языковой семьи». В религиозном отношении большинство памирцев – исмаилиты, причисляемые к одной из ветвей шиитского ислама. Духовным вождём исмаилитов-низаритов (20-миллионная община в 25 странах мира) является имам Ага-хан, власть и авторитет которого передаются по наследству. Его Высочеству Кариму Ага-Хан IV, родившемуся в 1936 году в Женеве, миллиардеру, рыцарю-командору ордена Британской империи, соответствующий титул был присвоен королевой Елизаветой II ещё в 1957 году. Египетский историк, профессор Мохаммед Рахман (Mohamed Rahman) отмечает, что исмаилиты и их духовные лидеры, имамы династии Ага-ханов, были верными союзниками британской короны на протяжении веков.

Деятельность Фонда Ага-Хана в постсоветском Таджикистане носит достаточно системный и комплексный характер, оказывая заметное влияние на социально-экономические и общественные процессы в ГБАО. Реальная же власть в регионе в значительной мере принадлежит полевым командирам, контролирующим наркотрафик из Афганистана. В значительной степени именно это обстоятельство создаёт постоянную угрозу беспорядков и протестов, успешно урегулировать которые власти в Душанбе могли только при привлечении представителей Aga Khan Foundation.

В 2001 году MI-6 и британская военная разведка Defence Intelligence взяли под контроль наркотрафик в афганской провинции Кундуз, а в 2002 году – наркотрафик через ГБАО. Соответственно, решать все вопросы об урегулировании любых спорных вопросов в регионе стало возможно только договариваясь с британцами через их клиента Ага Хана».

Недавние беспорядки в Каракалпакстане были спровоцированы ошибочным решением конституционной комиссии отменить право региона на выход из состава Узбекистана путем внесения соответствующих поправок в Конституцию.

Но организовала протесты в Каракалпакии все та же британская внешняя разведка Ми-6 через свою агентурную сеть, обеспечивающую наркотрафик из Афганистана через Каракалпакию в Казахстан.

По данным казахстанских спецслужб, транспортный наркокоридор «по железной дороге и шоссейным дорогам проходит через суверенный регион Узбекистана – Республику Каракалпакстан – по направлению к границам западной – Мангистауской – области в Казахстане. Предполагается, что в настоящее время через этот маршрут проходят крупные поставки героина объёмом в 20-30 кг».

Британские разведчики никогда и нигде не действуют напрямую. «Коммерческая вербовка чиновников и силовиков через промежуточные звенья – традиционный английский метод», который, как отмечают российские военные аналитики, показал свою эффективность, в частности, в Центральной Азии.

Как будет развиваться активность британских спецслужб в Центральной Азии и следует ли ждать новых вспышек организованных внешними силами протестов в регионе?

Чтобы ответить на этот вопрос, полезно понять, в чем причина внезапной отставки британского премьера Бориса Джонсона. Очередной скандал с одним из его выдвиженцев стал поводом для резонансного скандала в итоге вынудившего лохматого «Винни-пуха» покинуть премьерское кресло.

Но было бы непростительной наивностью считать, что секс-скандал вокруг пристававшего по пьяной лавочке к двум мужикам партийного орговика консерваторов Криса Пинчера мог настолько взбудоражить добропорядочную старую добрую Англию, что из каждого утюга на Джонсона посыпались требования об отставке.

Причина в другом – в неэффективности Джонсона как поджигателя Центральной Азии. Ни в Казахстане, ни в Горном Бадахшане, ни в Каракалпакии боевики и примкнувшие к ним протестующие не смогли одолеть центральные правительства.

Тестирование прочности государственной власти в Центральной Азии, которое провели британские спецслужбы показало, что в трёх ключевых странах региона местные власти так или иначе сумели подавить беспорядки низкой и даже средней интенсивности.

Это не усилило позиции британцев в регионе. Можно предположить, что ребром встал вопрос о перераспределении контроля над ключевым инструментарием англосаксонской политики в Центральной Азии – наркотрафиком – в пользу «кузенов» Ми-6 из ЦРУ.

На смену слишком увлекшимся режимом Зеленского лохматым Борисом придёт гораздо более жёсткий исполнитель планов единственного глобального планировщика – США. Принять участие в выборах нового лидера Консервативной партии планируют более десятка кандидатов. Кто же из них имеет реальные шансы на победу?

Правый фланг может выдвинуть известную своими «познаниями» в географии Лиз Трасс (глава МИД) и Бена Уоллеса (министр обороны). Впрочем, последний уже отказался от выдвижения. «Умеренные» ставят на Риши Сунака (бывший канцлер казначейства), Саджида Джавида (бывший министр здравоохранения) и Джереми Ханта, главного конкурента Бориса Джонсона в 2019 году.

Однако, кто бы ни стал новым лидером консерваторов, а затем и главой правительства Соединённого Королевства, во внешнюю политику страны будут внесены радикальные «поправки», согласно пожеланиям заокеанских «кузенов».

Основное содержание этих «поправок», как можно предположить, будет заключаться в переносе центра тяжести борьбы с Россией из Европы и Украины в Центральную Азию. О повышенном интересе к региону свидетельствуют участившиеся вояжи заокеанских эмиссаров. Например, 23-27 мая Казахстан, Киргизию, Узбекистан и Таджикистан посетила представительная делегация по главе с помощником госсекретаря по делам Южной и Центральной Азии Дональдом Лу (ранее работал послом в Бишкеке). Ранее, в середине апреля в Казахстане и Киргизии «гостила» заместительница госсекретаря США по вопросам гражданской безопасности, демократии и прав человека Узра Зея.

«Тестирования» местных режимов на прочность более не предвидится – на смену относительно «мягкому» раскачиванию ситуации придут более радикальные попытки хаотизации региона, призванные окружить Российскую Федерацию поясом нестабильности и создать реальные проблемы Китаю в реализации центральноазиатской составляющей «плана Пояса и Пути».

Могу ли правительства пяти бывших советских среднеазиатских республик противостоять подрывным усилиям внешних сил?

Ничего нереального тут нет. Для этого нужно лишь как следует изолировать и изгнать из власти «пятую колонну», ориентированную на сотрудничество с «англосаксонским миром», включая сюда обеспечение афганского наркотрафика и, возможно, некоторых других махинаций.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите ваш комментарий!
пожалуйста, введите ваше имя здесь